Obmor Ock (obmorock) wrote,
Obmor Ock
obmorock

  • Mood:
  • Music:
- Ооооо! - обрадовался шар. – Вот оно, первое испытание! Взгляните на эту воплощенную мощь! На это несокрушимое величие. Трудно поверить, что наш герой справится с этим, а ведь справится! Давайте же посмотрим, как он это сделает!


Я даже не успел оглянуться, как какая-то сила подняла меня за шиворот и развернула. Меня в вытянутой руке держал ражий детина с обязательной косой саженью в плечах, и полным отсутствием высшего образования на лбу, видимо, тот самый витязь, что стоял-стоял на распутье, да и присел тут за камушком. И как только его не было видно? К моему стыду и позору, тапки и белье спланировали на землю. Детина хихикнул.
- Тебя как зовут, спирохета бледная? – спросил витязь.
Говорить, будучи подвешенным за шиворот, доложу я вам очень неудобно. Несколько стеснительно, знаете ли. Видимо, чтобы вдохновить меня, детина чуть встряхнул рукой, воротник халата с развеселым треском оторвался и я упал на землю.
- Ок! – сообщил я, - меня зовут Обмор Ок!
- Вы слышали?! – возопил шар-говорун. – Наш герой подал голос. Наконец-то мы услышали первое слово нашего невозмутимого и неразговорчивого героя! Ах, сколько мужества в этом голосе, сколько решимости! Я уверен, что он уже знает, как расправиться с этим нахалом! Смотрите и наслаждайтесь, я уверен увиденное потрясет вас до основания души!
Я поежился. Точно потрясет. Сначала меня, а потом эту назойливую цацку. И непременно до основания души. Впрочем, мне-то будет уже все равно. Интересно, если быстро-быстро поползти у меня будет шанс?
- Ага! – сногсшибательно улыбнулся витязь. – Прекрасно, ты-то мне и нужен. Она сказала как такой мозгляк появится, так сразу тащить его, то есть тебя, к ней. А то еще заблудится! Или случится что по дороге.
Не скрывая ехидства он оглядел меня всего, не пропустив и одежды. Особенно обрадовался почему-то безразмерным тапкам:
- И правильно сделала! В таких го…
- Пиииип! – вдруг отчаянно засвистел шар заглушая все звуки вокруг, словно бросался грудью на амбразуру.
- …давах, ты далеко не ушел бы, - закончил детина.
- Я бы попросил вас, молодой человек! – не успокоился шар, - Нашу передачу смотрят и дети! Выбирайте выражения!
- Ага. – согласился витязь. – сначала я тебе выражения буду выбирать, потом поклоны бить, а потом задницу чистить? Некогда!
Он наклонился, сгреб меня в охапку, закинул на спину и зашагал прочь. Живописно свисая с его плеча, я провожал тоскливым взглядом тапки и нижнее белье, так и оставшееся на зеленой траве. А ведь они мне уже стали дороги как память о безвременно оставленном доме. Посозерцав и опечалившись, я занялся размышлением о том, что же все-таки мне больше было неудобно – быть несомым вниз головой или идти пешком. Висеть на плече точно неуютно, но идти по земле ногами… думаю, слишком утомительно.
Теперь, наученный горьким опытом я знаю, что в тот момент должен был испугаться до дрожи в коленках, но тогда я был еще слишком неопытен а в некоторых вещах и откровенным балбесом, чтобы оценить всю опасность ситуации. Вполне возможно, повиси эдак полденька, я бы и успел прийти к мысли, что место куда меня несут не обязательно совпадает с местом, где я мечтал оказаться всю сознательную жизнь. Однако путешествие это быстро кончилось. Шагов через две сотни, меня сбросили с плеча, и я опять оказался на земле.
Это был берег ручейка поросший все той же лекгомысленно-изумрудной травкой, за ручьем наблюдался лужок и полоска леса. А прямо передо мной сидела на складном стульчике женщина. Она была красива. Можно даже сказать убийственно красива. И убийственно холодна. И очень стильно одета. Во всяком случае, мне нравилось. Глядя на нее, я одновременно подумал, что можно и понять парней, которых так и тянет налево и что мне даже встать тяжело, таким меня обдало холодом.
- Очень неожиданный поворот событий, не правда ли, дорогие телепатозрители? – не унывал шар. – Я даже…
Женщина перевела взгляд на это чудо современно мысли и недовольно дернула бровью. Шар замолк.
- Утомил. – сообщила она и вновь повернулась ко мне. – ну что, мой мальчик? Как себя чувствуешь?
Я пожал плечами.
- Неуютно, не правда ли? Всегда любила такую атмосферу… она способствует! – проговорила женщина, совершенно не шевеля верхней губой.
Не знаю уж, чему может это способствовать, но атмосфера была. Я сидел на траве, ушибленный и обиженный на весь свет, в халате на голое тело, за моей спиной громоздилась малообразованная гора мускулов, а передо мной ехидничала абсолютно недоступная красавица.
- Тебе, наверное, интересно, кто я, не так ли, малыш?
Почему-то мне сразу показалось, что лучше бы этого не знать. Но вслух сказать я не решился. У меня в отличие от нее не желала шевелиться не только верхняя губа, но и нижняя.
- Ты отлично можешь догадаться и сам, - растянула она губы в леденящей улыбке. – Я сопровождаю к этой реке, Стиксу и помогаю погрузиться в лодку.
- Это Стикс? – удивился я, бросив взгляд на мирный ручеек, поросший осокой по берегам. – Да его курица перешагнет, ног не замочит!
- Он старается выглядеть прилично, - отмахнулась она. – асфодели тоже, знаешь ли не стремятся попасть в Красную книгу. Вот и маскируются, как могут.
Хм... я вгляделся в ручей попристальнее и чуть не охнул. Не буду вам описывать подробно, да у меня это и не получится… но это действительно был Стикс.
- Погодите, - взмолился я, - но если вы проводник на берега реки мертвых, значит, вы…?
- Да-да, мой мальчик, - кивнула женщина. – Именно так. Обычно я выгляжу несколько стройнее и предпочитаю одежду с капюшонами.
Скажи мне раньше кто-то что-то подобное, я бы подумал, что он верный клиент мозгоправа, но в ней было что-то, что заставляло верить – это и впрямь воплощенная Смерть. На редкость улыбчивая барышня.
- Да что б я сдох! – чуть не вырвалось у меня от изумления.
- Ты уверен? – чуть ли не обрадовалась она.
- Ннет. Простите, я невольно! Я совсем не то имел ввиду!
Она вяло махнула рукой и поглядела на ручей.
- Ладно. Сейчас это станет неважным. Я должна тебе помочь перебраться на ту сторону. Для этого тебе нужно будет одолеть меня в состязании. Будет три испытания. Первым идет бег.
- Вы что, побежите со мной наперегонки?
- Зачем я? – удивилась она. – Я подберу кого-нибудь.
Где-то я это уже слышал. Сначала наперегонки с зайцем, потом бороться с медведем и носить кобылу на загривке. И останутся от меня рожки да ножки. Грустно как-то. И неуютно.
- Постойте! Но если вы меня бросаете мне вызов…
- Что?! Тебе что-то не нравится?!
Честно скажу, перечить охоты было мало. Все внутри меня перевернулось и аж зазвенело. Но очень уж хотелось жить.
- Пойми, мальчик мой, - прошептала она. – Назад тебе дороги нет. Ты все равно окажешься на том берегу. Вся разница только в каком качестве.
Вот так-так… приплыли-приехали. В землю закопали, надпись написали и даже заплатили музыкантам. И почему я узнаю обо всем последним?
- И все-таки, - выдавил из себя я, - раз уж вы предлагаете состязаться, выбор оружия за мной!
- Какой ты милый! – умилилась она, - люблю строптивых. Это добавляет остроты нашим отношениям. И что же ты предлагаешь?
- Я бы предпочел трехмерные крестики-нолики.
- Ты думаешь, что раз занимаешь почетное пятнадцатое место на курсе в мажеской академии по этой игре, это тебе поможет?
Должен признаться, именно так я и думал. Почему теперь возникло стойкое ощущение, что где-то сделал ошибку?
- Ах, что за странное испытываешь чувство, когда тебя считают за идиотку! – воскликнула она не без некоторой мечтательности. В другом месте и с другой собеседницей я бы уже решил, что понравился. – ну давай, герой. Попробуем. Играем три игры. Представляй поле!
Я мысленно представил поле и даже сделал первый шаг.
- Три-четыре-три! – объявил я, и представил свой шарик висящим почти в центре куба.
- Три-три-четыре, - объявила она, и я представил чужой шарик почти рядом со своим.
После первой игры я решил, что не зря надеялся на свое умение. Я выиграл. Не скажу что просто, не скажу что бесхитростно, но выиграл. Что вселило в меня некоторую надежду. Женщина и глазом не моргнула.
- Второй раунд! – объявила она, - мой ход! Три-три-три.
Не ахти какой ход, подумал я, и сходил в свою очередь. Вдохновленный первой победой я играл довольно уверенно и даже успешно подготовил беспроигрышную, как мне показалось позицию. Правда и она выстроила в ряд уже три шарика, оставался четвертый, но чтобы закрыть ей этот ход ума особого не требовалось, да и мою позицию такой ход только усиливал. Собственно, я почти победил. И вот когда надо было объявить координаты этого самого шара, она промурлыкала:
- Ходи же, милый!
И ПОСМОТРЕЛА на меня. Честное слово, передо мной промелькнула вся моя жизнь. Плачевное, как выяснилось, зрелище. Я поперхнулся и назвал совсем другие цифры нежели должен был.
- Один-два-три! – победно объявила она.
Все, она поставила четвертый шар туда, куда не поставил его я, и выиграла! Я аж задохнулся от обиды.
- Так же нечестно!!! Ведь вы специально!
Витязь за моей спиной наклонился ко мне и плотоядно посоветовал:
- А ты подай апелляцию. В суд по правам человека!
- Третья партия! – объявила женщина и подалась вперед. – Ваш ход, мой милый друг!
В этот раз она неотрывно смотрела мне в глаза всю игру. Жуть. Такие глаза… глубже самой страшной пропасти мира. Холоднее абсолютного нуля. И затягивающие как самое отвратительное зрелище. Знаете, когда видишь что-то мерзкое или пугающее и не можешь отвести взгляда. То же самое. Только при этом они оставались еще совершенно прекрасными, идеальными и бездушными.
Какая там игра! Я своих рук-ног не чуял. Поле плыло перед моими глазами, пот катил градом, язык еле ворочался. Как я пережил все это, до сих пор не понимаю. Когда спустя много лет, я сдавал экзамен по метафизической магии, самый сложный экзамен в академии, я смеялся преподавателю в лицо! Его легендарный взгляд был лишь пародией на взгляд этой женщины.
Как выиграл, не помню. Видимо, играл на полном автоматизме всю вторую половину партии. В себя пришел только от ее голоса.
- Ну-ну мой мальчик. Все уже кончено. Все уже хорошо. Вставай, нехорошо задерживать старика.
Я огляделся. Детины уж и след простыл, назойливый шар все так же безмолвствовал, а вместо ручья неспешно катила свои черные воды река мертвых. У берега обнаружилась утлая лодчонка и блеклый старик с веслом. Он укоризненно смотрел на меня и почесывал босую ступню о борт.
- Вот, возьми, заплатишь за провоз, - женщина вложила в мою ладонь медную монетку и подтолкнула к берегу.
Все еще едва осознавая себя я шагнул вперед. Старик взял монетку, я вошел в лодку и он отчалил. Чудесный шар, булькая как сквозь сжатые ладони, устроился на носу, передо мной.
- Мы еще встретимся, мой малыш! – донеслось с берега. Как будто даже с какой-то доброжелательностью, - и ни в коем случае не касайся воды!!!
Впрочем, о какой это я доброжелательности? Какие вообще могут быть чувства? Я плыл по реке мертвых, за спиной у меня был одноглазый старик, а в голове боролись за выживание остатки воспоминаний о прежней жизни. Одолевали почему-то самые гаденькие. Я и не знал, что у меня их столько. Привык как-то считать себя белым и пушистым.
Как только мы отплыли, по реке вдруг пронеслась какая-то рябь и лодка закачалась. Харон перехватил весло покрепче и почесал им в затылке. Рябь усилилась. Лодка закачалась еще сильнее, так и норовя зачерпнуть воду. Не зря, не зря я ей не доверял с самого начала. Надо было подождать, пока и этого забытого всеми места коснется цивилизация и мне предложат что-то повнушительнее!
- Как-то мне все это не нравится! – проворчал старик, и вот тогда мне стало по-настоящему страшно.








Subscribe
promo obmorock may 17, 2004 15:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
промо-блок свободен
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments