Obmor Ock (obmorock) wrote,
Obmor Ock
obmorock

Categories:

Карпаты 2009-2010. Часть 5. Путила. Гуцульское гуляние – Полониньска Ватра.

Путила – небольшой райцентр Чернивецкой области впервые упомянутый пять сотен лет назад как Сторонец-Путилов. Глухое место среди уже буковинской части Карпат, на берегу бурной реки Путилы. В округе полно красивых гор и перевалов, но самое в нем интересное, что каждый год по старой гуцульской традиции здесь справляют народный праздник – Полониньску Ватру, проводы пастухов на летние пастбища. С музыкой и танцами. Именно за музыкой и танцами мы туда и поехали.






описание маршрута и технические подробности

Предыдущая часть

Начало здесь


Добрались мы до Путилы не сразу. Мокрые и холодные после рафтинга мы едва дождались маршрутку-бусик и залезли в тепло и сухость. Впрочем, благодаря обложному дождю, внутри все были примерно такие же. Честно сказать, загодя я даже не глядел расписания автобусов, избаловался активным украинским общественным транспортом и был уверен: «что-нибудь подвернется». Так и оказалось. В бусике выяснилось, что сразу до места нас не довезут. Однако местные тем не удовлетворились, еще до остановки пассажиры с водителем обсудили, как нам лучше добираться дальше и когда будет следующий подходящий автобус. Мы наивно рассудили, что суть все равно сводилась к тому, чтобы ждать следующего бусика и, вывалившись на остановке в Устерики, месте, где сливается Черный и Белый Черемош, мы обрадовавшись наличию магазина-крамнички тут же устремились внутрь. Едва успели примериться распечатать добытое «чего покрепче для сугрева» на крылечке, как выяснили, что доброта местных шла куда дальше, чем просто языками почесать с водителем. Пока мы добывали алкоголь, один из пассажиров выяснил, что ближайший годный нам бусик вот-вот будет на другой стороне Черемоша и надо шустренько туда выдвигаться. Теряясь от неловкости, мы осыпали его благодарностями, но он все отверг и с бесхитростной уверенностью ответил: «Буде! Мне бы в России было надо, вы бы то же самое для меня сделали!».
Кажется, ерунда. Но теперь, когда меня здесь спрашивают о чем-то, что требует не просто махнуть рукой, иной раз вспоминаю об этом дядьке, да и останавливаюсь, пытаюсь помочь. Корю себя только за то, что не каждый раз.
Главная ценность совета заключалась в специфике дорог вдоль Черемоша: после слияния Черного и Белого дороги идут по обоим берегам и по обоим берегам стоят населенные пункты и по обоим берегам идут свои маршруты. Так что надо знать, где выйти и перейти на ту сторону, чтобы сесть на правильный автобус. Нам же благодаря дядьке просто повезло – едва мы пересекли реку, как увидели бусик. Прибежали вовремя, доехали до Путилы без лишней проволочки.
Правда Путила нас встретила проливным дождем, таким густым, что даже при рафтинге воды меньше было. До гостиницы мы добрались мокрые до нитки и отменно замерзшие. Киевские друзья так и вовсе прокляли уже всю затею «выходных в Карпатах», которая казалось такой миленькой сначала. Однако тут приключения не кончались.
В отличие от верховинской Гуцульщины, долин Прута и Тисы здесь туристов не густо. Ближайшие подъемники работают в районе перевала Немчич (говорят, кстати, что это красивейшее место), а это далековато - аж возле Выжницы. Кроме того, буковинские Карпаты с украинской стороны не высоки – Яровица, Жупаны, Черный Дол – все около 1500 метров. Благодаря этому нет такого простора по части вписки. Это там, на Верховине «и под каждым под кустом будь готов и стол и дом». А тут основная достопримечательность – ежегодная Полонинска Ватра. Ради одного дня в году держать гостиницы нет смысла, вот их и не держат.
Есть гостиница «Эдельвейс» (была закрыта, в наш приезд), три корчмы с гостевыми комнатами (Оскар, Элит и еще какой-то) и районная гостиница «Лесная поляна» («Лісова поляна»). Остальное – частный сектор, разбросанный по окрестным склонам и большей частью довольно далеко находящийся от центра городка.
Перед поездкой удалось разыскать официальный сайт районной администрации, созвониться с отделом культуры, ответственным за проведение праздника, уточнить дату. Среди прочего мужчина с той стороны провода сам спросил, как мы будем вписываться, и собирался помочь. То есть варианты все-таки были! Но прежде того я уже созвонился с Лисовой Поляной и его варианты использовать не стал. Еще бы: Поляна обещала отдельные номера с удобствами! Тем более, что нам надо было разместить пятерых и в идеале сделать это в четырех отдельных номерах. В трактирах и усадьбах это сделать было невозможно. Ужасно все-таки разбаловал нас уровень инфраструктуры на Верховине. За что и поплатились. Когда мы прибыли, барышня нам показала кузькину мать и номера с четырьмя коечками с традиционной панцирной сеткой и с туалетом на этаже. Душ на этом же этаже был, но не работал. Все попытки доказать, что у нас были забронированы другие номера, она отвергала. А вскоре выяснилось и почему – на тот же праздник объявило о приезде областное начальство. Им-то и отдали наши номера с удобствами. Кроме нас и начальство в гостинице было совершенно пусто.
Не теряя надежды, быстренько метнулся по трактирам, но фиг – все предсказуемо занято. Даже по верховинской привычке обратился в магазины с вопросом «где можно остановиться на ночь», но там не смогли ничего ответить, даже удивились, что их спрашивают. В этом краю такого обычая явно не было. Пришлось есть что дают и с песней, как тот кот, что вылизывал под хвостом горчицу и орал.
Зато пока суть да дело, дождь немного пристал и позволил выбраться поужинать. Интересно, что места все в тех же корчмах были заняты, да и были они крайне небольшими. Зато Эдельвейс в самом центре на главной улице был абсолютно пуст – гостиница его закрыта, гостей нет. Мы пятеро оказались совершенно одни в громадном, на триста человек зале, уставленном столами с ресторанной сервировкой. Кормили без изысков, но вполне сносно, а по деньгам почти бесплатно. Тут у нас и началась совсем другая жизнь. Добрая еда, доброе питье, тепло и никакого дождя. Мы с Али даже высохли.
Для полноты счастья Татьяна и Али поделились с нами сакральным знанием. Мы познали « Їжачка ». Постигли его значительно позже, но тогда и того было доста.


Разбухшая от дождей река Путила.
По заявлениям журналистов, праздник проходил не под дождем впервые за последние несколько лет.

Утром дождь кончился, выглянуло солнце. Такой негостеприимный вчера городок заиграл новыми красками, застучал копытами наряженных лошадей.



Впервые Путила мелькнул в письменных источниках под названием Сторонец-Путилов в 1501 году. Польский круль отписал его молдавскому феодалу Иону Тэутулу (Ion Tăutul). Судя по списку, ему достался огромный кусок пограничной северной Буковины. Причем и горной ее части – Путила, Кымпулунг руський (нынешнее Долгополье, Довгопілля) – это долины Путилы и Белого Черемоша и равнинной – ему досталась долина Черемоша до Выжницы. Надо понимать, что местечко это упоминается как уже существующее, так что городок может быть гораздо старше.




Впрочем, с тех давних времен ничего не сохранилось. Была ли крепостца здесь, на одном из путей из Трансильвании и Молдовы в Галицию, или нет – не установлено. Судя по всему, когда край отошел к австриякам, здесь, как и в Ясиня, стали селиться гуцулы на «валашском» праве. Собственно, и до сих пор этот глухой угол чернивецкой области промежуточный – это такой отдельный от остальной Буковины район, заселенный больше гуцулами и застроенный на гуцульский манер.


Домики на склоне над Путилой – тот что слева – типично гуцульский.

Или вот еще – народный костюм местных:


Хотя сам центр городка не являет такой склонности к гуцульской архитектуре или карпатскому завершению крыш. Скорее имеет место намек на них, не такой, опять же, четкий и яркий, как на Верховине.


Центральная площадь и центральные административные здания.


Интересно, что тут в центре памятник не Ленину, а уголок детских аттракционов и памятник певцу Буковины – Федьковичу.


Юрий Федькович – знаменитый поэт, писатель, автор текстов нескольких песен, ставших народными. Писал очень много именно о родных гуцульских горах. Не миновал опришков. Этот край, как и Верховина под австрияками и поляками была домом для многих из них. Ходил сюда Олекса Довбуш и в округе есть несколько обязательных мест связанных с его именем. Были и свои герои - Лукьян Кобылица, Иван Галица, Иосиф Бирла. Вот так, кажется большое дело – от отчаяния и озлобленности уходит парень с тремя-пятью товарищами в горы, а прошло две сотни лет – его все помнят…
Центральная улица поселка лежит на левом, крутом берегу Путилы, а на правом более мягкие берега долины, застроенные больше частным сектором.


Центральная улица

Внизу долины находится музей-усадьба Федьковича. После пожара она была выстроена заново в типично гуцульском стиле, как в этнографическом музее. Интересно, что даже Никольская церковь XIX века (находится рядом с музеем-усадьбой) была изначально с некрашеными стенами, а в недавнее время окрашена и крыта чеканной жестью (бляхой). В полном соответствии с модой других гуцульских долин. Удивительно на самом деле, как разорванные по разным долинам гуцулы и в нынешнее времена сохраняют какие-то общие культурные элементы. Как новые явления рождаются уже в наши времена (например, отделка чеканной жестью) и распространяется именно среди гуцульских долин. Вроде бы можно сказать, что это общие черты для Верховины. Но нет, в русинской Верховине церкви отделывают иначе. В сентябре 2011 был в Трансильвании и проезжал через румынскую Буковину. И опять иной стиль.

В целом Путила хоть и не может похвастаться какими-то яркими достопримечательностями или раскрученными историческими событиями, но есть в ней какое-то свое ощущение и прелесть. Чернивецкая область и сама-то не богата, а путильский район и того беднее. Что было при советской власти, умерло, туристы косяками не идут. Осталось – лес да овцы. Городок и окрестности живут своим укладом. Удивительной частью праздника было награждение лучших хозяйств года. Могу ошибаться, но сложилось впечатление, что награждали не только работников перекрещенных в общества колхозов/совхозов, но и отдельных хозяев. Выходит, руководство района следит, у кого как дела идут, есть им до этого дело. Не оглядываются на внешний мир, живут своими силами, своими радостями. В общем-то и правильно – если не искать радости и хорошего в своем, поди дождись капризного счастья снаружи.



Тем и подкупает этот уголок – своей настоящестью, своей собственной жизнью.

Хотя эта жизнь и взрывается в последнее воскресенье мая праздником Полонинской Ватры.
Сама суть праздника в традиционном выходе гуцулов на полонины. Весной, когда сходит снег, мужское население собирало отары и отгоняло их в горы. Там проводили все лето. Делали это одним днем, пастухи гнали овец по главной улице деревни, а родные провожали их с песнями и плясками. Провожали на все лето. Собственно, сейчас это явление не столь повсеместное, но на Верховине во второй половине мая до сих пор в том или ином селе можно встретить этот праздник.
Здесь же его в советское еще время взялись проводить организованно. С размахом, на городском стадионе.
Стадион, кстати, очень удачно расположен в изгибе речной долины, так что высокие трибуны расположены как раз на склоне.



Народу съезжается на праздник – со всей области. Машины, говорят, приходится оставлять за четыре километра до села, а подъезд к селу – платный. С нас, кстати, как пешеходов денег не взяли ни копейки и за проход на стадион, где около 10-ти часов началось основное действо.


Трембиты, обязательный элемент гуцульских торжеств. Индикатор аутентичности.

После торжественного открытия тянулось выступление народных коллективов…


…вперемешку с награждением тех самых выдающихся фермеров-хозяев и вообще людей года. Много было кого наградить.
Сама площадка стадиона была огорожена, народ к сцене не пускали. Было все-таки все весьма заорганизовано.
Очень забавно выступающие детишки едва досидели заключительную фигуру…


…а потом сиганули на волю:


Выступали и танцевали только участники самодеятельных коллективов, но и их было для такого небольшого района. Удивительным образом, но дома культуры в этом глухом краю не только сохранились, но и действуют до сих пор. Более того – в них, вот оказывается, берегутся местные традиции танца и песни.


Вот странно, как в РСФСР, которая, как известно, «тянула все соки из благодатных республик (в частности Украины)», клубы и народные песни-танцы умерли еще при советской власти, а здесь – уцелели? Как они сумели это сделать, как защитили народные свои сокровища? Сохранили свои роскошные свадьбы на все село, на которых каждый умеет танцевать и петь народное, а у нас ничего кроме «ой, мороз» и пародии на присядку не знают даже в глухих деревнях. Исключения есть, еще есть. Но сколь редки они и сколь стары носители!


Путильский дом культуры

Очень забавно было поглядеть и на выборы ватажка. Мужики тягали бревна, бились мешками, зажигали огонь.
Но опять же участвовали в этом только назначенные заранее авторитетные газды.



Из интересного и характерного была лотерея, в которой счастливчика ждал главный приз – ягнятко (ягненок).
К последней трети праздника подожгли, наконец, ту самую ватру (костер, очаг) – огромный костер в центре поля. Согласно сакральному смыслу праздника, пылающие головни из этой ватры гуцулы забирали с собой на полонины, храня все лето тепло домашних очагов.
Тут тоже торжественно объявили об этом, подожгли ватру, однако к ее угольям никто так и не подошел.




Объявленные «уходящими», пастухи вместе с выбранным ватажком торжественно проехали с уже горящим факелом.



После этого началась самая забавная, наверное, часть праздника – торжественное шествие хозяйств, учреждений района и просто делегаций отдельных поселков и деревень. Тут уж кто был во что горазд.









Хотя праздник продолжался, народ к сцене все одно не пускали. Песни и пляски мы наблюдали только издалека. Тут уж что расслышишь, что увидишь? Тем более, что сценические танцы все-таки отличались от того, что танцуют в народе.
Хотя бы потому, что та же «гуцулочка» - импровизационный танец, а на сцене ее собирали то так, то эдак. Аркан, как сакральный, инициационный мужской танец, тоже танцевать на народ не стали.
Лидировали круговые парные танцы со сменой и без смены партнеров. Причем сама структура фигур имела некоторое сходство с многообразными русскими и белорусскими танцами. Хотя шаги, даже размашистость шагов и движений, отличались весьма значительно.
За организованностью праздника заметили, как танцоры за сценой не могут удержаться и пускаются в пляс по собственному почину, как и участники некоторых делегаций после шествия


В целом очень занятно было увидеть, как отличается костюм даже между селами и деревнями одного района, но как же не хватало участия народа в гуляниях!

Зато остальные составляющие карнавала имелись в наличии – весь центр был забит народом. Целый квартал близ стадиона запрудили торговлей, причем, как традиционными изделиями – посудой, вышиванками, поясами, резными вещами и пр, так и угощением.



Что есть праздник, как не большой базар?
Попадались и предприимчивые местные, раз в год извлекающие дедову бартку и капелюх и выходящие на заработки


Не удержались и мы, снарядили Янке


Но в целом осталось некоторое чувство разочарования – поплясать с местными буйные гуцульские пляски так и не удалось.
Тоску по танцам скомпенсировали стихийными плясками в Коломые, пока гуляли и ждали поезда. Ну да и Галина говорила, что есть еще Полониньско Лито, где-то в конце июня неподалеку от Криворивни проводят. Там, утверждала, песни и пляски поболе. Глядишь, повезет добраться и туда.

Обратно выбрались весьма удачно. Мы торопились выехать так, чтобы Али и Татьяна успели на поезд в Ивано-Франковске, потому выехали пораньше и очень удачно. Несмотря на праздник, автобусов дополнительных объявлено не было. Опасаясь наплыва народа, мы явились к автостанции, что возле нашей гостиницы и очень правильно – здесь сесть удалось, а когда автобус открыл двери на выезде из Путилы – поместились далеко не все.
В тесноте, но в дороге, мы катили берегами Черемоша на Выжницу, глядели на берега, изгрызенные взбушевавшимся в этом году Черемошем, размытые дороги, пляжи, превращенные в обрывы, и любовались переменчивым нравом и красотой Карпат.
Это была только дорога домой, а нам уже хотелось вернуться сюда снова. Прямо тогда и родился план вернуться в следующем году, в те же горы, но на другие тропы. Проехаться по Буковине – побывать в Черновцах, наконец. Что в несколько ином составе, но мы все-таки осуществили в 2010-м.
Так что хотя повесть о горах и закончена, но я еще расскажу о Черновцах и замках Подолья…



…но сначалапро Ивано-Франковск



подробное описание маршрута здесь






Tags: Гуцульщина, Карпаты, Украина, наше ненаше, отпуск
Subscribe
promo obmorock may 17, 2004 15:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
промо-блок свободен
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments