Obmor Ock (obmorock) wrote,
Obmor Ock
obmorock

Categories:

Калининградская область. Пиллау (Балтийск). Город у пролива. Май 2009

Нынешний Балтийск (прежний Пиллау) известен сейчас все больше как самый западный город России и база Балтийского флота и вроде бы именно это определяет его жизнь. Однако сегодняшняя инкарнация лишь один из вариантов, к которому привела специфическая судьба этого города, города у пролива. Не случайно любой очерк истории Пиллау начинается с орденского замка Лохштедт, возле которого пролив был изначально.



Начало тут:
Черняховск (Инстербург)
Железнодорожный (Гердауэн)


Направившись к самому западному маяку России мы выехали из Бартии, проехали вдоль границы древней земли Натангии, пересекли в границу Самбии в Гвардейске (прежнем Тапиау) и более не покидали ее.
Самбия – центральная и по всей видимости древнейшая из прусских земель. Историки и археологи сходятся на том, что в разное время пруссы населяли территории от Немана до Вислы, то теряя, но вновь населяя земли, но неизменно сохраняя Самбию. Именно тут были и старейшие их святилища (такие как Ромове) и священные рощи (как та, возле которой был убит нечестиво нарушивший ее покой пражский епископ Адальберт). Собственно с завоеванием тевтонами Самбии и подавлением второго прусского восстания и свершилось завоевание немцами Пруссии.
Нам очень даже повезло – автобус, выехав из Железнодорожного в 16:20 приезжал в Калининград по расписанию в 18:45. Он не просто прибыл вовремя, но мы уже в 18:50 были в автобусе на Балтийск!
После случая в Железнодорожном, мы немного переживали за посещение Балтийска. Все-таки упоминания о том, что статус погранзоны снят с города не выглядели достаточно достоверными. Однако все обошлось. Зона действительно была, но была она общедоступной. При пересечении поста в автобус вошла полная женщина казенного вида, оглядела салон и вышла. Вот и все формальности. По прибытии и размещении в гостинице, мы уточнили на всякий случай у администраторов на счет регистрации и пропусков, но те заверили, что ничего такого не нужно. И мы вновь почувствовали себя спокойно на территории родной страны.


Штаб военно-морской базы (ВМБ), бывшие пехотные казармы 1904г.


Территория того же штаба ВМБ

Итак, историю Балтийска неизменно начинают с Лохштедта, а все потому, что изначально никакого пролива возле Пиллау не было. Ученые не очень сходятся во мнении в подробностях, в том числе утверждается, что к до X-XI века коса Фрише-Нерунг (тогда она еще называлась Нерей, Нердиа, Неринг) представляла собой цепочку островов. Лишь к XII-XIII веку она превращается в сплошную искусственную дамбу с проливом возле последующего Лохштедта. Именно возле этого пролива было прусское поселение, которое к началу 1260-х годов было захвачено и уничтожено крестоносцами. Закрепившись в Бальге (нынешний пос.Веселое , они в 1253-м перешли по льду залив Фрише-Хафф и было их так много, что современник утверждал, что «воины покрыли залив как саранча землю». Однако пруссы сопротивлялись долго и весьма успешно, пока прусская знать не взяла сторону захватчиков и одно за другим поселение не покорилось тевтонам.
В 1264-м орден выменял у епископа Самбии (тогда уже Замланда) Фишхаузен (теперь Приморск) на земли в основании косы, где на возвышенном месте у пролива в 1275-м начали сооружать замок Лохштедт (теперь это руины близ поселка Павлово).
Близ нынешнего Балтийска тогда стояла только деревня Вограм возле горы Юбилейной. Потом в 1690-м после сильнейшего шторма ее жители переселились к Ласточкиной горе (Швальвенберг) теперь – горе Прохладной, а позже Вограм вошел в состав города Пиллау.
Замок же Лохштедт тем временем соорудили в камне, он стал центром сбора янтаря, сурово каравшим за кражу драгоценного камня, и одной из крупнейших орденских крепостей и простоял довольно долго.
Вообще янтарь это одно из ныне больных мест области. В орденские времена это было государственное дело. Местным жителям строго предписывалось сдавать камень орденским чиновникам, и за утаивание наказание было более чем сурово. Орден и позже бранденбургские курфюсты получали весьма значительные прибыли от торговли «солнечным камнем». В советское время добычу открыли карьерным способом близ поселка Янтарный. Однако нынешние времена привели к потрясающему казусу – уникальное месторождение – нигде за пределами Калининградской области янтарь не добывается промышленным способом. Однако именно у нас это производство – убыточно!!! Завод и карьер практически разорен. Хищение достигло столь чудовищных размеров, что при разорении завода в Польше проводятся ежегодные выставки янтаря и ювелирных изделий из него, а у нас только обнищавшие сотрудники завода, ворующие камень и сдающие тайным скупщикам за бесценок… Только разработка янтарных месторождений могла вывести Калининградскую область в число преуспевающих, однако…


Немецкой постройки дома близ «шведской крепости» в Балтийске.


Вернемся лучше к Лохштедту… Перед Великой Отечественной немцы даже восстановили его и устроили в нем музей с замечательной экспозицией. Увы, все это погибло и от самого замка остались только руины подвалов и местные легенды о привидениях.
Например, рассказывают о том, как однажды зимой пруссы осадили замок, и лишь семь рыцарей продолжали его оборонять. В конце концов, один из них вызвался остаться в замке прикрывать отход, а остальные смогли уйти тайным ходом. Оставшийся же рыцарь долго звонил в колокол, показывая осаждавшим, что замок не покинут защитниками. Когда крестоносцы из Бальги смогли вернуться в замок, тело фон Поленца, оставленного в замке рыцаря, обнаружили с мечом в одной руке и колокольным тросом в другой. С тех пор, рассказывает местная легенда, зимней ночью в полнолуние раздается колокольный звон, а иногда являются и призраки шести рыцарей.
В начале XIV века обмелевший пролив занесло песком, его пытались неоднократно расчистить, но стихия была неумолима, к XIX веку он зарос окончательно. Зато взамен этого пролива появился новый уже в черте современного Балтийска возле горы, которая сейчас называется Школьная, а тогда была названа Пфундбуденберг, поскольку на ее вершине появился таможенный домик, контролировавший новый пролив.
У подножья горы в районе нынешнего торгового центра «Нептун» возникло селение, которое сначала называлось Пилль, Пиле, Пилльав, а позже превратилось в Пиллау, впервые селение упоминается в 1430-м году. Здание таможни позже сделали двухэтажным каменным строением, обнесли частоколом, рядом поставили церковь. Поселок у ее подножья занимался обслуживанием таможенного поста и осетровым ловом. Тогда осетровый лов был государственным делом и потому рыбаки сдавали весь улов в орденский Осетровый дом здесь же в Пиллау. Благодаря чему в гербе города и появился серебряный осетр в золотой короне.
От этой инкарнации Пиллау тоже практически ничего не сохранилось. Теперь Пфундбуденберг называется Школьной горой (между улицами Каплунова, Садовой и пр.Ленина) и на ее вершине нет и следов таможенного домика и кирхи. Гора окружена не средневековым Пиллау, а советской постройки многоквартирными домами, среди которых лишь вкраплениями остались частные домики немецкой постройки.
Новый виток истории города начался в 1479-м году, когда произошел прорыв вод, образовавший современный пролив, а в 1510-м году, благодаря сильнейшему шторму, пролив становится судоходным. Прежний пролив возле Таможенной горы постепенно заносится песком и таможня переезжает на новое место. В 1537-м году появляется первое селение Нового Пиллау – блокгауз для таможни. Это место тогда имело форму крючка, по-немецки «Хакен». Сначала возле крепостцы появилось селение рыбаков и маркитантов, обслуживавших солдат и чиновников – Фишдорф.


На том берегу пролива – продолжение Балтийской косы (Фрише-Нерунг) и остатки форта «Западный».


В это время – в середине XVI века появляются новые типы морских судов с большей осадкой, чем у средневековых ганзейских коггов и славянских или скандинавских ладей. Новые суда не могли пройти по мелководному заливу к устью Прегеля, чтобы торговать в Кенигсберге. Так здесь на крошечном участке суши возникает поселок с тем же названием, что и банка у пролива – Хакен, население которого состоит из лодочников, перегружавших грузы с морских судов на лодки с небольшой осадкой и проводивших их к портам Кенигсберга и трактирщиков у которых коротают время матросы, ожидая пока купец вернется с грузом из Кенигсберга. Поначалу лоцманы жили в Старом Пиллау а здесь лишь держали склады с бочками-бакенами и прочей лоцманской снарягой. Потом в 1657-м на краю тогдашнего Хакена построили лоцманскую башню и, наконец, в 1815 выстроили знаменитый маяк Пиллау, ставший сейчас самым западным маяком России.


Высота – 33,2 метра над уровнем моря. Огонь виден на 16 морских миль. Режим: 9 секунд света, 3 – отключение. Как стемнеет, можно убедиться.
Утверждается, что туда можно подняться, но нас не пустили. Сказали, что пока закрыт. В одном из флигельков маячного городка в свое время располагалась первая типография Пиллау.

Потихоньку в Пиллау появлялись свои купцы, заинтересованные провести сделки на месте, без перегрузок и транспортировки в Кенигсберг и в 1583-м Пиллау (пока еще Старый) получает торговые права. Но прежний пролив, как говорилось, заносился потихоньку песком, новый же стал судоходным. И вот в 1629-м году на Хакене появились первые жилые дома в районе современного маяка. Первыми улицами стали Лицентштрассе и Хаффштрассе.


Безымянный проезд, параллельный проливу. Здесь могла проходить Хаффштрассе.

Пока все изменения могли решиться в рамках Старого Пиллау. Однако в 1626-м Тридцатилетняя война докатывается и до Пиллау. Как известно, в ту пору шведы спали и видели Балтику своим «внутренним озером» и практически преуспели в этом деле. Во всяком случае в 1626-м 6-го июля на рейде Пиллау появились 37 шведских парусников и город сдался без боя. Протестант Густав II Адольф определил Пиллау плацдармом для борьбы с католической Польшей и решил построить тут крепость. Крепость была заложена, отстроена и по сию пору называется «шведская крепость».


Вход в крепость. Теперь там военная часть и пускают лишь с музейной группой, которая собирается после дождичка в четверг.

Крепость имеет правильную форму пятиугольной звезды с бастионами в лучах…

[фотка с яндекс-карт]

…вокруг крепости – широкий ров…

По этому рву сейчас можно прокатиться на катамаранчиках, их стоянка – возле моста через крепостной канал.

…а на той стороне рва – могучие равелины…


Каждый бастион и равелин имел собственное имя. Однако с тех пор и имена бастионов и эскарпы крепости поросли буйным цветом. Впрочем, коменданты крепости утверждали (по крайней мере в XIX веке), что эта поросль маскирует размещение батарей и препятствует шпиёнам в срисовке позиций.


Дот и памятная фигура «Жена моряка» на юго-западном равелине крепости.

В 1635-м шведы вынуждены были оставить Пиллау. Однако самым замечательным образом недостроенную крепость они умудрились не оставить Бранденбургскому курфюсту, а продать ее.



Причем средства на ее приобретение – 10000 талеров удалось выложить не столько курфюсту, сколько горожанам. Крепость эта задумывалась и была построена как надежнейший сейф. Под крепостью располагаются в несколько уровней подвалы и хранилища, в которых соблюдается постоянная температура и в годы Великой отечественной сберегались многие ценности, вывезенные с оккупированных территорий. Уходя, немцы заминировали подвалы и наши солдаты так и не смогли преследовать их по тоннелям и тайным ходам. Вместо этого подземелья просто замуровали. Потому одним из мест возможных вариантов современного пребывания знаменитой Янтарной комнаты полагается Шведская крепость Пиллау.



Про ходы вообще в Балтийске много слухов. Например, рассказывается что вплоть до прихода наших войск под проливом существовало три тоннеля, один из которых был прорыт еще шведами, а другой использовался немецкими жителями Пиллау для двустороннего сообщения с противоположным берегом пролива. Выход из него располагался в Западном форте. Во время войны в этом тоннеле был госпиталь и при взятии города нашими войсками тоннель был взорван и затоплен. Нынешние власти до сих пор не решаются распечатать подземелья и тоннели.


Стены и ров форта «Восточный», одного из фортов Пиллаусской крепости. Утверждается, что все форты были связаны между собой подземным сообщением.

Тем не менее, выложившись за крепость, так же лихо собрать средств на ее достройку не удалось. Лишь в 1670-м ее достраивают. Надо сказать, что крепости так и не довелось побывать в серьезном деле. Пред лицом превосходящих сил противника ее неизменно сдавали без боя. Разве что перед наполеоновскими войсками собирались держать оборону до последнего. Но тут сдалась сама Пруссия и отчаянного боя в кольце окружения не получилось. Последний раз Пиллау штурмовали наши в конце Великой Отечественной. Однако и тогда штурм был внешних укреплений, а когда вышли к «шведской крепости» немцы уже эвакуировались…
Зато после строительства крепости, Новый Пиллау получает ощутимый импульс развития. Интенсивно застраивается и растет Хакен. В крепостном канале строится корабельная гавань, первая гавань Пиллау и Пруссии.


Крепостной канал с моста возле крепости. Здесь, на мосту располагался пропускной пункт. Даже в прусские времена Пиллау был закрытым городом. Потому как занимал стратегическое положение.

В ту пору Пиллау состоял из купеческих лавок, ремесленных мастерских, гостиниц и харчевен.


Площадь Балтийской славы. Слева – пролив. Справа – Крепостной канал. Здесь помещался целый город лавок и гостиниц, а слева, там где трибуны, была ратуша над которой на шпиле красовался осетр – символ города.
К середине XVIII века трактиров и гостиниц в городе было около пятидесяти. Места на полуострове практически не было, дома теснились друг к другу, так что на первых этажах практически не было солнечного света, а кухонные плиты выносились в прихожую. От этих времен ничего кроме пустой площади не сохранилось…



С гостиницами в городе вообще большая напряженка. Собственно, в пределах непосредственно Пиллау предлагается всего одна гостиница «Золотой якорь». Весьма бюджетная и располагающаяся прямо на берегу пролива в историческом здании начала XX века, более того – она была изначально построена как гостиница и именно как «Золотой якорь», но – единственная.



Несмотря на эту тесноту, городок был образцово чистым и опрятным. Многонациональная разноголосица, ремесленники и тесная толчея, море и пролив создавали удивительное впечатление. В 1714-м прусский король, посетив Пиллау, даже назвал его «мой маленький Амстердам» и в 1725-м даровал статус города и городские привилегии, в том числе право проводить ярмарки два раза в год.

Вообще говоря, многонациональность не просто так является важной для Пиллау. Русские тоже умудрились оставить свой заметный след в его истории.
Сначала в 1697-м Петр I прибыл сюда в составе Великого посольства, изучал артиллерийское дело и гулял на свадьбе местного шкипера.



Потом 1758-м в ходе Семилетней войны наши вошли в Пиллау, как и в другие города Пруссии как победители. Если в остальных городах Пруссии русское управление оставило мало следов, то на Пиллау отразилось весьма значительно. В частности, была сооружена Русская набережная (Дамба). Под прикрытием этой дамбы образовалась довольно вместительная Внутренняя гавань, около километра глубиной.


Справа на той стороне канала, ведущего к Внутренней гавани – Русская набережная, еще правее – невидный здесь Судоремонтный завод, за которым располагается Судоремонтная и Военная гавани – тоже весьма вместительные сооружения.


Мемориальный комплекс «Елизаветинский форт» - каменная Елизавета Петровна встречает проходящие по каналу суда.

Нельзя сказать, что дальше жизнь Пиллау продолжалась как в сказке. Как любому торговому городу мешали налоги, пошлины и прочие чиновничьи придумки. Но город развивался и потихоньку обустраивался.






С левой стороны бывшее здание пилаусского суда. Теперь – музей Балтийского флота.

Помнится, мы с Игорем не думали заходить в музей, намереваясь лишь спросить на счет проникновения в крепость и на маяк. Но гостеприимные тетушки радостно вовлекли нас внутрь и с удовольствием показали имеющиеся музейные сокровища…

…в том числе недавний трофей – лодку сомалийских пиратов, привезенную Неустрашимым из Аравийского моря:


От тех благословенных времен Пиллау практически ничего не осталось… разве что отдельные кварталы немецких особнячков. Таких, как район возле «шведской крепости»:


Там тихо, спокойно, благополучно на вид… там весна…


Стоит учесть, что мощный удар по благополучию города был нанесен открытием Кенигсбергского канала в 1901 году. Этот канал позволил морским судам с глубокой осадкой проходить к самому Кенигсбергу.



В одночасье Пиллау стал не нужен ни как перевалочный пункт, ни тем более как порт, превратившись в маленький провинциальный городок. Не спасла его ни слава храбрых защитников «шведской крепости» от Наполеона, ни слава города, на верфях которого были построены первые прусские корабли и продолжали строиться прусские суда.



Единственное, что было придумано для спасения города – превратить его в курорт. Тем более что гостиничный потенциал городка был весьма значителен, а просторным пляжам мог позавидовать любой южный приморский город.


Были изданы специальные туристические книги по Пиллау, построены дополнительные гостиницы и рестораны, реклама была устроена по всей Германии. С этой целью расширили пассажирский морской вокзал. Чтобы только город у пролива не умер…



Сейчас пытаются вновь вернуться к тому, что является естественным для этого города у пролива – быть городом-портом. В последние годы порт снова становится одним из ключевых предприятий города, используется для перевалки грузов с железной дороги на суда, в частности – нефти. Портовая статистика заявляет, что в 2005 году через порт прошло более 1 млн. тонн различных грузов. В дальнейшем мечтают об увеличении грузооборота до 8 млн. тонн в год (грузооборот Стокгольмского порта составляет 4 млн. тонн).
5 апреля правительство области пошло еще дальше, объявив о возрождении морского вокзала в Балтийске. В частности для обслуживания польских паромов.


Вокзал Балтийска. С другой его стороны – Внутренняя гавань. В довоенные времена пассажиры выходили из вагонов и уже через пару десятков метров садились на корабль. Сейчас времена не те, будьте уверены – наши чиновники создадут проблемы и сложности на этом коротком пути даже собственным гражданам.

Однако при всем знании тупости и неповоротливости наших чиновников, которым проще развалить и украсть, чем построить и заработать, как все-таки хочется верить, что Балтийск переживет новую инкарнацию и вновь превратится в бойкий и красивый город у пролива, где каждый камень дышит прошлым, настоящим и морем…

Удивительно, но и сейчас после всех пертурбаций в жизни города, после мощных разрушений и перестроек, давнего объединения старых поселков в единый город, чувствуется разница между Старым и Новым Пиллау (Хакеном). В Старом Пиллау дома, кафешки и магазины. В Новом – суровые фасады, причалы, крепость и военные корабли.



Хотя надо отдать должное: это ведь еще один вариант инкарнации жизни города у пролива – военно-морская база. Это придает свою атмосферу и свой флер Балтийску. Невероятно славно, что сейчас он все-таки перестал быть закрытым городом.



Просто следует иметь ввиду – кафе и рестораны стоит искать к северо-востоку от вокзала. В Новом Пиллау на 2009 год было всего одно едальное заведение – ресторан гостиницы «Золотой якорь». Причем этот ресторан имел статус клуба, и мы с Игорем, чтобы поужинать, отдали мытарю входную мзду в 50 рублей. Внутри отделка представляла собой какие-то фантазии на корабельно-морскую тематику, а к полуночи подтянулись и клиенты дискотеки – тетеньки весьма среднего возраста отчаянно напивающиеся в поисках того, с кем можно было бы погубить память о безвозвратно ушедшей юности.

Впрочем, не в гурманских радостях счастье. Само место, на котором стоит Балтийск искупает все недостатки. Если смотреть с городского морского бульвара, то солнце заходит прямо в море…
Тишина, молчаливые руины Западного форта, шелест пролива и закат во все небо…



Дальше замок Шаакен и Куршская коса










Tags: калининградское, на денек-другой, наше
Subscribe
promo obmorock may 17, 2004 15:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
промо-блок свободен
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments