Obmor Ock (obmorock) wrote,
Obmor Ock
obmorock

Categories:

Калининградская область. Гердауэн (Железнодорожный). Маленький средневековый город. Май 2009

Теперь наш путь лежал в Бартию, в поселок с довольно обычным названием Железнодорожный. Вся прелесть была в том, что прежде этот поселок был городом Гердауэном. На круг поглядеть, так городом довольно невезучим – он только успевал отстроиться и встать на ноги, как какая-нибудь свежая напасть снова выбивала у него почву из-под ног. Зато, благодаря этому, он не разросся в крупное место, котором старые дома были бы скрыты под поздней застройкой и так и остался маленьким средневековым городом на вершине холма…




Начало тут: Черняховск (Инстербург)

Утро выдалось таким же солнечным и томным, как весь предыдущий день.



Переход через ночь вновь изменил сознание, отодвинув обычную жизнь куда-то «за ту сторону ночи». Теперь Черняховск был не просто городом, в котором случайно оказался, а местом, где проснулся, почти домом и уже отсюда мы ехали к следующей точке, отчего путь казался дольше и значительнее.
Автовокзал в Черняховске был небольшой, но бойкий, так что ждать долго не пришлось, меньше чем через 15 минут в 9:30 мы уже заняли места в автобусе и покатили из Надровии в Бартию. Очень все-таки забавно было осознавать, что перемещаясь по одной только области мы пересекаем границы областей, всего 800 лет назад бывших практически разными странами.
В ту пору барты вместе с еще несколькими племенными союзами приняли участие в прусском восстании 1251-го года. Когда поражение стало очевидным, один из вождей, Гердав, из рода Рендалия, смекнул, что сила не в правде, а в серебре саксонской чеканки, присягнул тевтонам и даже крестился. За это он получил корзину печенья, бочку варенья и даже упоминание в хронике в качестве «Святого Гердава». Кроме прочего он обязался отстроить для ордена разрушенную во время восстания крепость. Вполне возможно, что новую крепость он построил не точно на месте старого городища, а рядом, так что она получила личное имя своего строителя – Гердава, а не его родовое имя или по речке-холму-перелеску. У крепости он по личному разрешению папы Иннокентия IV заложил церковь (святой!). При такой верноподданической поддержке в 1257-м в Бартии учреждается комтурство и даже упоминается первый комтур – Герникус де Альфред (француз? У европейцев так завсегда – как разорвать и поделить, тут у них полное единство), причем Гердав и его род Рендалия получает от ордена права на земли и «право повелевать людьми».


Кирпичное здание по центру – Schlossmuhle (замковая мельница, 1909 год), а руины за деревьями справа от нее и есть руины замка, там, видимо и стояла крепость Гердава.

Сложно сказать, кем на самом деле был Гердав до тевтонов, но при них он стал первым человеком в Бартии, а Гердава (позднее Гердауэн) – ее столицей. В 1260-м он даже собрался построить город возле замка, но тут началось второе прусское восстание.
Вкусив печенья и варенья и освоив немецкое серебро, Гердаву уже было совершенно не по пути с бартами-пруссами. Дивана (Дивона), вождя восставших, он не поддержал, более того – Диван повел бартов не куда-нибудь, а в первую очередь на Гердаву, что тоже может быть свидетельством того, во что рядовым бартам обошлась дальновидность рода Рендалия и что они по этому поводу думали. Восстание было достаточно обширным, чтобы тевтоны поддержали честного и славного парня Гердава. Видимо и комтур-то не успел сюда перебраться – Гердав держал оборону только со своей дружиной. И пришлось столь туго, что он в конце концов поджег крепость и пошел на отчаянный прорыв. В этом его ждала удача, он даже добрался до Кенигсберга. Более того, его род Рендалия упоминается вплоть до 1336 года. Однако, Гердаву вернуться не довелось, восстание длилось 12 лет, сам Кенигсберг был в осаде 2 года.
Диван же хоть и добился изгнания Гердава, но после поражения тоже вынужден был покинуть родной край. Он перешел на сторону русских и его сын Гландо Камбило крестился в Великом Новгороде под именем Иван. Родовая легенда Романовых утверждает, что Гландо поступил на службу к Дмитрию Александровичу, сыну Невского и за ним перебрался в Москву. Его сыном называют Андрея Ивановича Кобылу, который является подтвержденным родоночальником Романовых. От Федора Шевляги, брата Андрея, произошли такие боярские роды как Трусовы, Воробины, Мотовиловы, Деревлёвы, Грабежевы.
Другая же часть бартов снялась с мест и перебралась в Белую Русь. Недалеко от современного Гродно, и Слонима и сейчас есть поселения в основном литовскоязычных барцяков.
После восстания немцы вернулись сюда лишь в начале XIV века. Новый комтур Иоханнес фон Виннунген в 1315 взялся строить каменный замок. Строили сразу основательно – на реке Омет (теперь Стоговая) устроили плотину для замковой мельницы, пруд получился столь замечательным, что впоследствии стал известен как озеро Бактинзее.


Бактинзее. В XVIII веке считалось обязательным к посещению туристами – имелся плавучий остров из кустов и травы.

Строили замок недолго – обычные 10 лет, но за это время комтурство было упразднено и вместо него учреждет пфлегерамт. Освятили замок в день святых Петра и Павла 1325 года, в честь чего оба внесены в герб замка, получившего уже немецкое звучание - Гердауэн.
К середине XIV века на холме напротив замка возникает и поселение…


Холм, на котором возник город, справа – башня кирхи, одного из первых строений дошедшего до нас Гердауэна.

В этом поселении в 1345 году строится кирха.


Нет данных, когда и как перестраивалось первое здание этой кирхи. Но вполне может быть, что оно практически так и выглядело изначально.

Смотрится убедительно…


После войны здесь был склад, потом, как водится, дом культуры. Потом для дома культуры построили новое здание и кирха пришла в запустение. Зато можно беспрепятственно подняться на самый верх колокольни. Говорят, 42 метра…


Кроме кирхи, возводятся и первые каменные дома, поселение довольно быстро крепнет и уже в 1398-м получает городские права от гроссмейстера Конрада фон Юнгингена.


Вот эти дома самая популярная версия называет настоящими орденскими домами, XIV-XV век. Если это так, то такого не то что в России, в европах искать будешь - не особо найдешь. Впрочем, куда более взвешенные версии утверждают, что это миф и эти дома - склады XIX века, а то и вовсе XX-го (после Первой мировой войны город очень сильно пострадал и отстраивался чуть не заново).


Фундаменты некоторых из домов в нижней трети снимка, что под черепичными крышами, могут помнить еще орденские времена и слышали цокот копыт рыцарских коней по мостовым, и звон первого колокола старой кирхи…

Если романтическая версия не миф, тогда Гердауэн – возможно единственный город в области, где сохранились дома орденского периода. Кстати сказать, остальная Россия не может так уж похвастаться другими строениями конца XIV – середины XV веков. У нас тогда строили большей частью из дерева, а то, что строилось из камня – единичные случаи, которые остались единичными и сейчас. Всем по сердцу церкви, а дома, в которых люди жили и которые строили для себя остаются в тени.
Но даже если все это и не так, то город все равно сохраняет целостную атмосферу средневекового города. И даже некоторая его запущенность играет тут на руку. В любом случае это уникальное место!



К 1406-му году город обзаводится крепостной стеной. Тоже было хитрое сооружение – оно включало в себя толстые и хорошо укрепленные стены кирхи.


Справа от дома с воротами – следы вала, укрепленного бетонной стенкой – это и есть остаток городской стены, она ведет прямо к кирхе и раньше смыкалась с ней. А сам дом с воротами – по опять же популярной версии и есть старые городские ворота средневековой городской стены, которые много позже были переделаны в обычный жилой дом.
Этой версии мешает закладной камень на котором годом постройки указывается 1916-й.
Впрочем, в данном случае версии могут мирно ужиться друг с другом: дом могли построить в 1916-м на месте, или даже на фундаменте старых городских ворот.
Точных данных на поверхности увы нет, но все-таки более рациональной видится версия, что сохранность орденских домов и городских ворот это все-таки заблуждение. Современный туристический миф о старом городе.


Улица перед домом "с воротами", вдоль старой стены. Раньше на месте улицы был ров, а вместо домов справа – крепостная стена. Судя по перестроенным воротам, эти дома могли использовать фундаменты и стены старой крепости. Ров засыпали в 1822-м, согласно тогдашним нормам «осовременивания». Снос и перестройка старинных зданий, уничтожение целых улиц в угоду модным тенденциям – боль не только нашего времени. Так, в общем-то, всегда было. И тем ценнее то, что все-таки уцелело.




Получив городские права, Гердауэн поднялся и даже вступил в Прусский союз городов, который в 1428-м начал при поддержке поляко-литовцев борьбу против Ордена. И все шло в общем-то довольно неплохо, однако, в 1454-м приглашенный Орденом среди прочих немецких рыцарей саксонец Георг фон Шлибен взял город приступом и после завершения войны получил его в наследственное владение. Так после окончания войны, почти все города союза чего-то добились, а Гердауэн в 1469-м был лишен городских прав. С тех пор город не раз сжигался, снова отстраивался и снова горел. Жители гибли от чумы 1709-10 годов и от бескормицы. Город не рос, зато прежние строения восстанавливались практически в прежнем виде, на перестройки не хватало ни денег, ни воли.


Со смутой 90-х годов XX века вновь вернулась необходимость держать собственные огороды.

Разрушительная, в общем-то, для города привычка, но когда видишь такие чудеса:

…можно простить многое.

За чередой пожаров и моров главным для поселения становится замок. К XVII веку замок обветшал и разрушился, от старых построек остались только подвалы с цилиндрическими сводами теперь они под ветеринарной лечебницей, устроенной в бывшей каретной. Новые хозяева уже в XVIII веке строят новый жилой дом и перестраивают замок в имение. А в 1872-м замок продают барону фон Ромбергу. Его сын сносит все остатки средневековых строений и возводит новый жилой дом. Поэтому старых замковых стен уже не найти. Даже замковые ворота – стилизация.


И то больше напоминающая не старые замковые ворота, а стиль ворот кенигсбергской крепости (о ней позже – в рассказе о Калининграде).

Вот разве что дорога к замку может еще сойти за старинную…


К сожалению, и от замка, перестроенного в дворец мало что уцелело. В 1945-м одно крыло жилого дома снесли, а в каретной, как уже говорилось, разместилась ветеринарная лечебница. Уцелевший же корпус дворца стоял без крыши и перекрытий до 1990 года, когда его арендовала армянская семья, намеренная сделать здесь гостиницу с рестораном. Снесли стены второго этажа с южной стены и парадную лестницу, прорубили дверь черед окно первого этажа. А потом пришел кризис 1991-го и деньги кончились, новые хозяева уехали.



А когда-то он выглядел так:

[фото взято отсюда: http://offtop.ru/castles/view.php?p=35358&t=317533, разместил Stewart, авторство не установил]

Сейчас же остается только представлять как все было и изучать по стенам с фрагментами старой кладки, каким это здание было изначально и как перестраивалось еще при немцах…

…которые, видимо, и сами сумели перестроить крестовые своды в балочные.

Однако потихоньку Гердауэн все-таки встал на ноги и в 1809-м даже освободился от власти рода фон Шлибен. Должно еще упомянуть, что из Гердауэна происходит философ, писатель-сатирик, директор Уголовной коллегии (криминальной полиции) и бургомистр – Теодор Готтлиб фон Гиппель (1741-1796).
В городе иногда проводятся ярмарки, обустраивается жизнь. Строится новая «замковая мельница».



Как и самая первая мельница, она использовала энергию воды, подающейся с напором из-под плотины. Каскад, что у всех на виду лишь сброс лишней воды:


А сток, крутивший колеса мельницы, и сейчас журчит под мельницей, между ее стеной и замковым холмом.


Здание сохранилось в столь хорошем состоянии, что и сейчас могло бы служить в прежнем качестве. Но стоит заброшенным.
Ко второй мировой Гердауэн приходит все таким же небольшим (чуть больше 5 тыс жителей), но по своему замечательным маленьким городком: тут были протестантская кирха и католическая капелла, гостиницы «Королевский двор» и «Империя», своя ежедневная газета «Гердауенер Цайтунг» и солидная еврейская община. Город не разросся, зато уникально сохранил орденскую старину.


[фото взято отсюда: http://offtop.ru/castles/view.php?p=35358&t=317533, разместил MebiuS777, авторство не установил]

Вот в этот город мы и стремились с Игорем, чтобы, к старым камням припасть и на старину насмотреться. Однако и нас и всякого другого россиянина на этом пути подстерегают опасности и препоны.
Штука в том, что Гердауэн (ныне поселок Железнодорожный) хоть и находится на территории России, для россиян город закрытый. Потому что по нашим законам, поддерживаемым теми правителями, которых мы имеем, россияне не имеют права находиться в несколькокилометровой приграничной зоне, если они не имеют прописки в данной (только в данной!) приграничной области или если не имеют специального пропуска. Надо ли говорить, что пропуск этот выписывается заранее и в таком неудобном месте, что туда ни в жисть не доберешься, если собираешься приехать на пару дней.


Там, меньше чем в семи километрах Польша – Мазурское Поозерье.

Например, чтобы побывать в Железнодорожном надо прибыть в пограничное управление за пропуском, которое находится в Калининграде (ул.Суворова, 15, естественно, надо еще в часы работы попасть). Введены эти суровые порядки были еще с советские времена, когда граница была на замке и советских граждан берегли от возможности сбежать за границу, потому ловить их начинали еще в приграничной зоне. Сейчас же чиновников это касается мало, а до обычных граждан дела, как известно, никому никакого нет. Одно хорошо – сняли статус режимной зоны с таких городов как Выборг и Балтийск. Зато оставили на Ивангороде и добром десятке других населенных пунктов Калининградской области. У нас же, как известно, власть спит и видит, как бы родному народу еще бы чего хорошего сделать.
Кстати сказать, при наличии визы государства, граница с которым находится в режимной зоне, пропуск не требуется. Равно и иностранцев не трогают – они рядом с домом, все в порядке.
Собственно, редко трогают и наших по нынешним-то временам. Так множество туристов побывали в Железнодорожном без всяких проблем и пропусков. Понадеялись на это и мы с Игорем. Потому въезжая на автобусе в старый Гердауэн пропустили мимо глаз щит с извещением о начале приграничной зоны и смело выбрались на главной площади возле будки автостанции.


Надпись коварно обманывает – была пятница, 1 мая, однако дверь была прочно заперта. Впрочем, расписание было вывешено тут же, под стеклом:


Сама же главная площадь в наши времена гораздо просторнее, нежели была до советской власти.

Главное ведь, что обидно: город-то в Великую Отечественную – практически не пострадал. Однако его уничтожали уже новые жители – значительную часть домов на площади разобрали на кирпич. Кстати, продолжают это гнусное дело и теперь – растаскивают замок, кирху, орденские дома.


От самых кустов зеленой ограды и до Ленина – стояли дома. Собственно и торец желтого дома за Владимиром Ильичом это только половина дома. На месте второй половины стоит памятник Вождю.

Однако нас это не так сильно огорчило, потому что оглянулись, а за автостанцией газончик, а за газончиком – фахверки. Те самые, орденские, каких не встретишь нигде больше в России, а то и в европах.
Решив, что время обеда еще не наступило, двинулись обходить город.



Только свернули за поворот, расчехлили фотоаппараты, как вот он – пограничный уазик. А мы красавцы – с рюкзачками и мыльницами, с жирной, подсвеченной надписью на лбу – ТУРИСТЫ! И ВСЕ, ПОДИ, БЕЗ ПРОПУСКА!
Тут нас и приняли. Сурового вида сержант взял наши паспорта, убедился, что в них нет местной прописки, и стальным голосом задал ключевой вопрос:
- А знаете ли вы, что для пребывания в погранзоне необходим пропуск?



Тут, надо сказать есть большущая хитрость. Потому что от ответа на этот вопрос зависит, где вы проведете ближайшие три часа. По старинному рассейскому завету в таких случаях положено плести чушь и все отрицать. Мол, не был, не знаю, знать не ведаю. Однако, это неверный ответ! На самом-то деле (и каждый из нас об этом общем-то в курсе), по закону незнание закона не освобождает от ответственности и на самом деле смягчающим обстоятельством не является. Так что вас все равно привлекут и оформят. А правильный ответ заключается в том, что среди множества законов и инструкций, установлений и уложений на счет режима погранзоны есть особое положение (которое старательно прячут) – пропуск может быть оформлен не только в главном пограничном управлении, но и на любом пограничном посту! То есть надо было с автобуса сразу же ломиться на погранпост (ул. Коммунистическая, 118) и кричать «Мы сдаемся! Дайте нам по-честному написать заявление и остаться законопослушными гражданами». Если же вас все-таки остановили, как нас, и вроде как поймали, надо сразу делать обрадованные лица и бросаться пограничникам на шею и жизнерадостно заявить, что их-то мы и искали, чтобы пропуск оформить, да никто пока дороги не показал.



Мы этого всего не знали, более того – нигде найти не смогли. Потому пошли по проторенной, отцовой-дедовой дорожке: Знали? – Что вы?! И слыхом не слыхивали!
На что сержант все так же сурово сообщил, что это является… [барабанная дробь] административным правонарушением! [удар медных тарелок] и за это полагается соответствующее наказание. Игорь, услышав эту зловещую фразу, приник, я же, честно сказать, расцвел и сразу расслабился. Потому как административное правонарушение карается штрафом. Превышение скорости, например, это оно и есть – административное правонарушение. Так что нам выпишут штраф и вся недолга.
В общем-то, так и вышло. Только долго.



По все тем же нашим законам пограничники должны заполнить при оформлении уйму всяких бумажек, да в нескольких экземплярах и в каждой написать по нескольку абзацев и про состав правонарушения, и про обстоятельства, и какие законы нарушены. А рука у пограничников непривычная к долгой скрупулезной писанине, более того, заранее вбить ответы в соответствующие строки им не разрешается. Они писали по нескольку фраз и с удовольствием отвлекались, рассказывали, спрашивали, и, отдохнув, продолжали отправлять противоестественный чиновничий ритуал. В общем, пока они заполнили все документы, мы узнали чуть ли не всю их жизнь и обстоятельства службы.



Рассказали, что служить можно в МВД и в погранвойсках. В МВД больше денег дают, зато в погранвойсках квартиру. Хотя какую квартиру… выделяют жилплощадь, а квартирой ее самому предстоит сделать. А раньше вот доводилось служить в Балтийске. Так там вовсе можно было немного подрабатывать… ну… копаться…
- Янтарь?
- Нет, что вы! Он там под ногами валяется, его и поднимать смысла нет. Нет… эхо войны…
Так, между прочим было рассказано, как офицеры-пограничники поднимают на Балтийской косе оружие и боеприпас времен Великой Отечественной и продают его коллекционерам. Раз даже посчастливилось на той стороне канала натолкнуться под дюной на целый ДОТ, где в полной сохранности имелся пулемет, а к нему ровно по советским байкам имелся прикованный цепью скелет. Немцы от Балтийска (тогда Пиллау) по косе как раз отходили и несколько расчетов оставались прикрыть отход.
Рассказали где можно в городе поесть и остановиться. Из едален они знали только столовую, да заведение Колесникова у мельницы. Столовую крайне не рекомендовали, тем более что закрыта. А Владимира Мариановича советовали с искренним радушием. У него и шашлык и в баню к нему постоянно сами ездят. И иностранцев он принимает. Предупредит пограничников, что приедут к нему, мол, гости из-за кордона, они гостей и не трогают. А поляки или немцы часто сюда приезжают. Особенно, какие здесь жили или помнят. Жаль только что город сильно разрушился…



…и продолжает разрушаться. Пивзавод вот закрыли, «Киндерхоф». А какое пиво варили! Было известно на всю область. Теперь не работает. Народу все меньше. Некоторые дома пустые стоят, работы особо нет.


Вот и былые вывески уже обваливаются…

Из работы упомянули про норвежцев, которые выкупили тут колхозные земли и занимаются какими-то культурами. «В погранзоне?!» - удивились мы. Ну да, ответили пограничники. «Они нам помогают немножко» - они кивнули на ксерокс, ноутбук на столе – «а мы их не беспокоим зря»…



Вообще они и к нам отнеслись крайне благожелательно. Как нас привели, старший лейтенант, начальник пограничного отделения взял фотоаппарат и внимательно посмотрел, что я там успел наснимать. Однако не обнаружив ничего провокационного, отдал, ничего не стирая и настроек не трогая.
Спрашивали, чего мы забыли в такой дыре. Мы гордо ответили, что приехали поглядеть на уникальный город.
- Ладно вам, - улыбнулись они, - чего тут уникального? Дыра дырой! Развалюхи одни.
- Этим развалюхам, - говорим, - полтыщи лет.
Пограничники были молоды хоть и сурьезно хмурили бровь, чтобы мы не переходили границы дозволенного и с интересом слушали, что мы им могли помянуть про прошлое города.


Фахверковый пристрой.

Была строчка в череде документов – объяснение от нарушителя. Чего писать, спрашивают, будешь? Ответил как есть: «Приехал с целью ознакомления с уникальными историко-культурными достопримечательностями XIV века, которые делают населенный пункт Железнодорожный единственным в своем роде не только в Калининградской области, но и во всей России».
- Ну, если не лень, - усмехнулись, - так и пиши. Прибавь только, что о режиме особой зоны не знал.
- Не лень, говорю, - авось кто-нибудь это читать будет. И если таких как я не один напишет, вдруг что-нибудь изменится…
Так и написал, и Игорь изобразил нечто в том же духе.



- Всеж-таки, - посетовали пограничники, в очередной раз отложив перегревшееся перо, - как же вы так влетели, подкованные вроде бы ребята… ведь стоит же щит на въезде в зону, там написано. Должны же были видеть!
- Так из автобуса это не особо видно – едет быстро, а когда стоишь в салоне, женщине место уступишь, или сидишь с другой стороны – не видно щита. Мы ведь что-то такое подозревали и тщательно оглядели автостанцию – не было там никакой информации.
Пограничники промолчали. Мы не успокоились:
- Повесили бы вы объяву – так, мол, и так, идите, мирные граждане, сдаваться на погранпост. Лучше будет!
Пограничники отвели глаза. Есть такое порочное заведение в наших ведомствах – план. Например, план по задержанным нарушителям. В отделе по борьбе с экономическими правонарушениями, опять же, под новый год, когда план не сходится, борцы садятся в машины к бомбилам, а потом оформляют их, за экономические преступления. Пограничникам вот тоже не выгодно, чтобы туристы все хорошо знали. И объяву такую не вывесят ни в жизнь.
Мы и спрашивать не стали, лейтенанты сами подтвердили все:
- План ведь у нас. Как квартал сдавать надо, едем тут на стройку к [имя подзабыл уже]. У него таджики работают [или узбеки?]. Мы их аккуратно примем, оформим, выпишем все и отпустим. А в следующем месяце опять поедем. Вот, кстати, сегодня вас отпустим и опять их оформлять будем.
Так что от денег «на месте» они практически сразу отказались. Для плана мы им дороже.



Вот так весело и пролетели три часа. Выписали нам штрафа на 500 рублей, какие можно через банк заплатить, да и отпустили. Лейтенант даже подвез нас обратно к городской площади на своем стареньком «Опеле». Прощаясь, посетовал: «Погулять бы с вами, ребята, интересно… жаль не сейчас!». А не мог он с нами идти, потому что было первое мая и товарищ полковник уже изволили гулять. И уже несколько раз звонили, требовали, чтобы лейтенант быстрее заканчивал бумажки оформлять и привез бы им водки…



На площади к тому времени уже заканчивалась торговля стихийного рынка. Была пятница, очевидно – базарный день. Кстати, наличие такого базарчика, да еще не в райцентре, показывает, что городок всеж-таки живет.



На выходе с площади мы серъезный, но словоохотливый дедушка заметив в наших руках фотоаппарат разразился длинным тоскливым монологом, показал дорогу к мельнице и посетовал, что вот целый квартал был домов, где теперь площадь – все пропало.
Когда мы покинули и этого собеседника, Игорь заметил:
- Надо же… вчера был день странных людей, сегодня – день серьезных…



Вот тогда-то мы и отправились, наконец, бродить по городу и наслаждаться и зеленой травкой по берегам Бактинзее и разными видами…


Игорь, нарушитель законов Российской Федерации.

…и конечно же улочками старого Гердауэна, уцелевшими несмотря ни на что…


Хозяин домика слева разбирал багажник своего минивена. Открытая дверца лезла в кадр, но заметив меня с фотоаппаратом, без всяких слов и просьб он закрыл дверцу и спрятался сам.


Этот голубой домик слева на самом деле молельный дом. Даже храм, как сообщала надпись на дверях.

А за ним попалось весьма любопытное подворье:

Оно напомнило мне гуцульскую гражду – усадьбу, выстроенную кольцом построек вокруг внутреннего двора.

Для сравнения:


Обходя город, мимо фахверков, кирхи и старых крепостных ворот спустились к плотине, где нашли указанного пограничниками хозяина мельницы, поскольку уже давно пришла пора обеда.


Футуристически-заграничного вида туристы-мотоциклисты проезжали мимо, пока мы ждали хозяина, который нас накормил бы.

Владимир Марианович несколько лет назад выкупил здание старой мельницы и живет мечтой ее приспособить под туристический комплекс. Пока же поставил баньку, летнее кафе, отделал служебный домик во дворе, подготовив несколько гостевых комнат. Его стараниями в Гердауэне есть маленький, но вполне настоящий постоялый двор.



Шашлык у него действительно оказался хорош. Как и остальные встреченные нами жители Гердауэна он оказался на беседу не прижимист. Рассказал, что держал в Калининграде палатку и даже потом ресторан. Сам вел кухню, школил персонал. Потому, сказал, сюда перебрался, что требуемого качества не получалось давать в Калининграде за те деньги, не получалось держать уровень и зарабатывать. Хотя в этой части рассказала был весьма сдержан. Получалось ведь, что время его ресторанного бизнеса приходилось на непростое время конца девяностых и передел начала двухтысячных. А тут, в режимной зоне, под защитой пограничников, никто не опасен.
Как бы то ни было, но по части поесть и остановиться место единственное в городе и весьма достойное. Поскольку в сети информации о нем нет, отступлю от обыкновения не давать телефонов гостиниц:

Железнодорожный (Гердауэн)
Гостевой дом и кафе «Старая мельница»
Колесников Владимир Марианович
+7-911-486-88-23

Наевшись, отгулявшись по замку мы еще побродили по городку, уже вальяжно и расслабленно…



Поселковое начальство спорадически вспоминает, каким богатством владеет. Рассказывают о мечтах поставить аутентичное освещение, обиходить город, зазвать туристов… но пока город живет сам собой и редкого туриста ждут старые камни и спокойные, но доброжелательные люди.
Во второй половине дня базар кончился и городок опустел. Люди попадались редко, город подзамер вечером солнечного выходного дня. Мы никому не мешали и никто не препятствовал нам.



Нагулявшись, вновь вернулись к главной площади, автостанции и орденским домам.



К этому времени пришла пора садиться на автобус и двигать дальше, через Калининград в Балтийск. Уезжали мы с целой гаммой чувств и эмоций. Солнце и старые камни Гердауэна сделали происшествие с пограничниками забавным приключением, а встреченные люди заставили увидеть в городке куда больше, чем просто тихий населенный пункт.
В таком городе чувствуешь себя не туристом, обходящим достопримечательности, а путешественником, который видит не сувенирные лотки и открытки, а город сам по себе. Интересный, местами неприбранный. Пусть краткий срок и не позволяет увидеть его таким, каким видят его местные каждый день, но это все-таки ближе. Да и сколько ни проживи, все равно в любом месте останется что-то непознанное.










Продолжение тут: Балтийск (Пиллау)

p.s. использовались материалы, собранные здесь: http://offtop.ru/castles/view.php?p=35358&t=317533. Отдельно хотел бы поблагодарить пользователя этого форума с ником Matrasoff.











Tags: калининградское, на денек-другой, наше
Subscribe
promo obmorock may 17, 2004 15:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
промо-блок свободен
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →