Obmor Ock (obmorock) wrote,
Obmor Ock
obmorock

Categories:

Карпаты. Возвращение. Ужгород-Хуст. июнь 2008

12 июня. День третий.



самое начало тут:
http://obmorock.livejournal.com/22881.html

предыдущая страница:
http://obmorock.livejournal.com/23350.html

Утром поспешили покинуть город пораньше, автобусом в 07:15. Когда мы только обсуждали маршрут, myshonok_pik, зная мое стремление спать «до подольше» удивлялась: «Ты вот на самом деле говоришь, что мы рано утром куда-то поедем?». Действительно поехали.
Второй раз посещая Подкарпатье впадаю в совершенно другой ритм – готов рано вставать и спокойно засыпаю рано. Словно «переход через Львов» действительно делает меня другим человеком. А может, всему виной местный воздух, чистый и вкусный.
Мы планировали по дороге сделать высадку в Берегово, городке, имеющем чисто венгерскую историю, не смотря на кажущееся славянское название. В начале XI века здесь, на равнине уже прочно укрепились венгры, ассимилировав или вытеснив славянское население. Так что поселение получает чисто венгерское название – Ламперсас или Лупрехтсас, сюда как в королевский город (а не феодальный, как все остальные города округи!) в XII веке приглашаются немецкие колонисты. В 1241-м татары все это разрушают и немцев приглашают снова. Дескать, эти кончились, давайте новых. Есть подозрение у историков, что новые немцы поселились на другом берегу реки Верке и новое поселение фигурирует под названием Берегсас, и тоже получает привилегию свободной торговли и судебное право. В XV-XVI название Берегсас утверждается для всего города. В 1342-м город называется свободным королевским городом.
Казалось бы, такая предыстория должна была привести к возникновению небольшого, но красивого и яркого городка, богатого средневековыми достопримечательностями. Ан нет. В конце XIV король Жигмунд дарит его Федору Корятовичу в ленное владение в составе Мукачевско-Чинадиевской доминии. В общем, «вторая смена и прощай родные учителя на целую неделю». Далее город переходит от хозяина к хозяину, принимает участие в восстаниях, антигабсбургских войнах, и как-то все не богатеет. Его в 1566-м сжигают дотла татары, (прощай готические памятники) в 1657-м поляки разрушают город, а то, что осталось доламывают солдаты героической защитницы Мукачево Илоны Зрини в войне с Габсбургами в 1686-м (прощай барочные строения). Уцелел только готический собор XIII-XVI веков с интересными южным и северным порталами. Вот как-то не любили в этих краях Габсбургов. Разные части Подкарпатья по-разному реагировала на венгерские династии, но Габсбургов тут не любили как-то всем скопом.
Немудрено, что после всего этого дела Берегово было передано очередному хозяину (на этот раз Шенборну) и он городских привилегий не признал.
Тем не менее в 1867-м после трансформации Австрийской империи в Австро-Венгерскую, городу возвращаются права самоуправления в 1869-м. А в 1880-м после пожара на имперские деньги создается целый комплекс зданий в центре. Здание комитатского управления (неоклассицизм), дворец правосудия (необарокко), муниципального управления (неоренессанс). Кроме того строятся и другие интересные здания – неоготические государственные винные погреба и еврейская ритуальная баня, в стиле сецессии – здание казино. После объединения с Чехословакией строится еще несколько конструктивистских зданий. Но не смотря на все перемены, Берегово все-таки остается центром земледельческой округи.
Так сложилось, что этот город и прилегающий район – центр венгерской общины. Тут венгров больше, чем в остальном Подкарпатье, чуть ли не половина всего населения города и района. На референдуме 1991-го года жители города и района проголосовали за образование венгерского автономного района. Киев на это не пошел. Не интересно ему было признаваться, что Украина не является мононациональным государством. Тем не менее, здесь действует венгерская гимназия, венгерский театр, филиал педагогического института венгерского города Ниредьгазе.
Первоначально мы думали сделать в Берегове остановку. Смысла оставаться здесь на ночь не было, но погулять и пообедать, полагали мы, стоило. Высадиться мы решили на автовокзале, чтобы сначала посмотреть расписание автобусов, следующих дальше, на Хуст. А автовокзалы, как я неоднократно говорил, на Украине традиционно располагают подальше от центра. Чтобы удобнее было. Так что пока мы шлепали по лужам к разоренному зданию автостанции, мы осознали, что все самое интересное увидели из окна автобуса. Багаж же остальных знаний о городе не перевешивает неудобства доставки обратно в центр города, а потом снова сюда. В общем, смалодушничали мы и, едва дойдя до расписания развернулись и поскакали к тому же автобусу, из которого вышли.
Водитель с ухмылкой наблюдал наш маневр. Он сам по себе, кстати, был достаточно колоритен – говорил всякий раз шумно и с отчетливым одесским говором. Когда еще по дороге мы спросили его, где и как автобусы останавливаются в центре, он сначала расспросил, почто нам Берегово нужен, потом сообщил, что делать там нечего и нечего нам ерундой заниматься (собственно, на вопрос про следующий автобус и место остановки он так и не ответил). Так что, когда мы вернулись в автобус, он ворчливо усмехнулся в усы – мол, говорил же, нечего там делать, садитесь, давайте быстрее и поехали. Мы сели и поехали дальше, через Хустские ворота в Мараморош.


Вид Хуста с замковой горы. Слева на заднем плане – те самые Хустские ворота – проход в горах, проточенный Тисой.

Как я уже рассказывал в прошлогоднем длинном опусе, Мараморош это особый район Подкарпатья со своей яркой культурой и особенностями. Тут сильны до сих пор сельские традиции, на ярмарки из окрестных деревень народ часто приходит в национальных костюмах с яркими сумками «тайстрами» (довольно популярными в остальной Украине). Интересны местные гончарные изделия, изделия из лозы, домотканые ковры-«джерги».
Одной из самых ярких жемчужин Марамороша является «Долина нарциссов». Она расположена в нескольких километрах от города и представляет собой несколько гектар, сплошь заросших дикими горными нарциссами. В середине мая они разом зацветают одним сплошным ковром. Даже на фотках это красиво.
Хуст со своими 32 тыс. чел. является главным центром Марамороша и, пожалуй, единственным городом района. А над городом на высокой горе – развалины огромного замка.
Это довольно простой город, но оттого, пожалуй, и крайне интересный. Тот или иной столичный статус, накладывает отпечаток на город, смещая акценты, делая претенциозным его облик, идейно-значимым облик главных зданий. В маленьком же городе можно увидеть истинное лицо края и того, как живут люди.
Хуст не велик и в значительной мере занимает то же место, что и в средние века. Криво проложенные улочки, небольшие дома под черепичной крышей. Таким же, пусть беднее и без современных штукатурок и красок, все было и сотни лет назад.


Ул. Тихая

Венгры, в X веке перевалившие через Карпаты, вырезавшие Белых Хорватов в современных Ужгороде и Мукачево до этих мест добрались не сразу. Еще в X-XI веке этот край считался ничейной землей. И лишь в XII-XIII веке венграм удалось усвоить и этот район. Тем более что русские князья за Карпатами увлеченно резались с боярами и мерялись друг с другом… шапками.
А район этот, хотя и находился в диком углу изгиба Карпат, вблизи вотчины несговорчивых гуцулов, был крайне важен. Тут находились соляные копальни (практически в современном Солотвино). Соль в ту пору означала все. Без нее практически невозможно было долго хранить пищу.
Венгры делают усилие, восстанавливают солекопальни а для защиты соляного пути вдоль Тисы на Дунайскую равнину зачищают некогда разбойничьи замки. В том числе отнимают у ныне безвестного самозваного господина гору над слиянием Тисы, Хустецы и речки с прозаическим именем Рика (река) и строят тут замок. Этих королевских замков всего было выстроено четыре, на расстоянии до 30 км друг от друга (дневной переход), едва ли не в видимости друг друга – Вышковский, Нялаб (рядом с современным Королевым) и Канков (рядом с Виноградовым-Севлюшем). Учреждается административная единица -мараморошская жупа, причем управление ей и копями концентрируется в Хустском замке, под которым селятся саксонские колонисты (почему-то в ту пору считалось, что немцы лучше всего подходят для жизни на спорных территориях, опыт Польши никого ничему не научил). В 1329-м Карл I Роберт дает поселению под замком права королевского города. На первый взгляд, от этих времен не осталось ничего, кроме, пожалуй, готического костела XIII, ориентировочно, века.


Костел этот интересен тем, что сочетает ритуальную и оборонительную функцию. Толстые стены, усиленные контрфорсами, высокая крутая крыша, узкие бойницы-окна и даже башня с боевой площадкой.

Даже церковная ограда здесь играет роль первого пояса обороны.


Однако на мой вкус, уцелело главное – настроение того небольшого города, форпоста на пути из Венгрии в Польшу и Молдавию, жившего торговлей солью и лесом. Так же как и тогда, он больше центр земледельческой округи, дом для чиновников и торговое место для жителей окрестных деревень.


Центральная площадь. Прежде тут был главный рынок.

Теперь же площадь погреб под собой памятник жертвам войны, а о торговую роль узурпировал универмаг.

По его фасаду сразу видно, что не он занимает главное место в сердце горожан.

Чтобы в этом убедиться достаточно взглянуть на узкую улицу, ведущую к современному рынку:


Но чтобы увериться окончательно, стоит добраться до самого рынка. Мы попали сюда в обычный, небазарный день, к концу торговли, но даже в это время он был тесно забит лавочками и потоками людей.

Относительно свободный пятачок, где мне удалось поднять фотоаппарат и сделать снимок.
Рынок состоит из двух частей – продуктовой секции и жуткого лабиринта вещевого рынка. А сейчас он еще и дополнительно сжат стройкой новых корпусов. Страшно представить себе, что он представляет собой, в базарный день, когда переполняется крестьянами из окрестных сел со своими продуктами, корзинами и горшками, вышивкой. В базарные дни появляются тут и сувениры для туристов. В остальное время искать их бесполезно.
На центральных улицах полно и «обычных» городских зданий…


…но как и старый средневековый город, Хуст на самом деле застроен домами обычных горожан, частично жилых, частично занятых бизнесом.





Большая часть общественных зданий выглядит пострадавшей от времени…


Зато дома на боковых, как и в старину небольшие, стараются выглядеть поярче и понаряднее.


А уж вывески должны быть совсем яркими и нарядными…


…так же необходимо и выглядеть самим. Особенно, если идешь «в город».


При этом сохраняются черепичные крыши…

…на домах, которые могут на самом деле иметь историю в несколько сотен лет.

При этом постоянно наталкиваешься на свидетельства бесхитростной простоты. Здесь можно спокойно оставить велосипед у дверей,..


…не бояться за сохранность почты.


В городе есть несколько разномастных гостиниц, больше рассчитанных на доходы от туристов в пору цветения «Долины нарциссов». Разместились мы рядом с вокзалом и автовокзалом, под замковой горой в небольшой гостиничке, где даже удачно оказались в наличии два отдельных номера за ерундовые по российским меркам деньги.
В городе мы были около одиннадцати и были готовы поесть, однако это оказалось сделать не так-то просто. Какие-то заведения были еще закрыты, где-то не пришел повар, или не подвезли еще продукты. В общем, нам пришлось пройти едва ли не до центра, прежде чем удалось найти кафешку, готовую нас покормить. Это было крайне простецкое заведение с обшитыми прокуренной вагонкой стенами и прожженными скатертями. Но кормили тут вкусно и обильно. Даже вручили вазочку помазанки «в подарок». Это чудесное блюдо представляет собой сало, перетертое с чесноком, иногда с зеленью. При такой обработке сало становится нежным и ласковым и идеально подходит для намазывания на хлеб. Штука эта практически домашняя, поэтому с трудом поддается сертификации и в ресторанчиках, как правило, вне закона, то есть может быть предложена лишь в подарок. Правда, в той же самой «Пузата-Хате» можно ее взять. Чудеснейшая вещь.
Насытившись, мы прогулялись по городу, завернули на рынок, где запаслись спелой черешней и клубникой и отправились к замку.


ул. Замковая. Отсюда начинается дорожка на верх Замковой горы. Сама улица идет вдоль подножья на том месте, где раньше начинался замковый посад. Так что это – одна из самых старых частей города.

Если идти от Замковой улицы, сразу попадаешь на старую мощеную дорогу, века, наверное, 16-го…


…построенную во время наивысшего расцвета замка. Он довольно быстро возвысился и стал очень большой крепостью, что привело к увяданию других королевских замков на соляном пути. Вышковский, Нялаб и Канков захирели уже тогда, к 16-му веку.
Здесь же строили и строили, застроив в дополнение к верхнему замку сначала среднюю террасу, а потом и нижнюю. Окружив все это стеной с бастионами и замкнув ворота мощным барбаканом. К середине XVII века замок стал едва ли не больше мукачевского и ужгородского.
Увы, на самой вершине горы вас встретят только руины.


Это все, что осталось от барбакана.

Сейчас руины заросли так густо, что даже то немногое, что осталось, разглядеть целиком невозможно. Подъем к воротам фланкировал мощный килевидный бастион. Он практически сохранился, но с дороги его совершенно невозможно разглядеть за кустами, хотя он совсем рядом.
Бури волнений и антигабсбургских войн XVI века замок пережил достойно. Бунтари не осмеливались его штурмовать, и он все строился и расширялся. Менял хозяев-магнатов и снова строился. Однако эти войны разоряли округу и это было едва ли не хуже штурмов. Беднела округа, беднели владельцы и замок. Причем, интересно, что в отличие от остального Подкарпатья, Хустом все больше владели трансильванские князья. Отметились тут знаковые для Трансильвании фамилии – Заполяи, Батори, Ракоци. Они еще больше укрепляют замок. Даже турецкая армия в 1661-м не решилась его штурмовать. Однако с поражением османов в конце XVII века сходит на нет и борьба трансильванцев с властью Вены. Замок переходит к австриякам и те размещают там свой гарнизон. Сначала «вольную роту» из инвалидов турецких войн. Жалованье платили нерегулярно, и даже отмечалось, что им приходилось заниматься не только прямым отъемом благ у населения, но и опускаться до мелкого воровства в городе. Потом было новое восстание, и этот гарнизон быстро сдался. В 1711-м появляется новый гарнизон, а уже в 1749-м решается, что замок потерял свое стратегическое значение, раз уж он перестал быть пограничным и соль перестала быть ключевым товаром. Это решение и череда природных катаклизмов привели к гибели замка. В июле 1766-го от удара молнии загорелся пожар и взорвался пороховой склад. В 1798-м гроза свалила еще одну уцелевшую башню. После этого город разбирал потихоньку замок для строительства городских зданий. В частности католической церкви, куда были перенесены куранты с башни замка.


А ведь раньше тут, в нижнем замке шла вдоль стен целая улица с жилищами замковой обслуги. Здесь был и дом палача и корчма.

Выше располагалась средняя часть замка. В основном это был плац и он пока не так сильно зарос.

Старые бастионы все еще держат склоны горы, выходящие на город.

Но дальше – только кусты и выглядывающие из них камни.

В этих зарослях совершенно невозможно уже распознать остатки башен, колокольни, двух дворцов и казарм. Не осталось следов подъемного моста и колодца, спускавшегося до подножья горы.

А ведь сохранилось множество описаний, рисунков и чертежей, позволяющих восстановить замок во всей красе, что обеспечило бы Хусту достопримечательность более яркую, чем другие замки Подкарпатья и туристический объект дополняющий «Долину нарциссов». Да даже если просто расчистить эти развалины от зелени, продолжающий разрушать то, что уцелело, уже тогда все было бы несоизмеримо более ярко и интересно. Тем более, что если не мешали бы дерева, виды открывались бы еще более захватывающие. И город был бы виден как на ладони и долина Тисы, и долина вверх по Рике.
Хотя, надо признаться, что виды оттуда и так достаточно захватывающие. Мы устроились на бастионе среднего замка над городом и поглощая сладкую черешню наблюдали, как ползут через Хустские ворота облака, созерцали и горы трансильванского марамороша по другую сторону границы…



...и пейзажи в рериховских тонах над карпатской Верховиной…



В таком окружении, среди заросших серых камней с особым настроением вспоминаются замковые легенды. Про одного из первых хозяев замка рассказывают одну из наиболее кровавых и полных безысходного трагизма. Когда подошли татары Батыя в 1241-м, хозяина замка вызвали в королевское дворянское ополчение и он, конечно, пошел. Венгры проиграли, но ему удалось выжить и вернуться домой, чтобы обнаружить, что дом разграблен и сожжен, жена с сыном увезена в полон. Хорошо хоть дочь спаслась. Хозяин оплакал потери, принялся отстраивать замок, но в память о жене и сыне повелел казнить всякого татарина, который появится на его земле.
Сын, меж тем, выжил в неволе. Более того, ему удалось встретить старика-соплеменника, который помог не забыть родной язык и устроить побег. Только в отличие от замка Иф этот старец не собирался помирать перед побегом. Он умер после – от избытка чувств, когда увидел родные горы. Так что юноша прибыл домой один.
Дочь хозяина замка между тем выросла, конечно же, в красавицу. И конечно же, управитель замка был тайно в нее влюблен. Как обычно это бывает в легендах, именно в тот момент, когда юноша к прибывал к замку, девушка отправилась к часовне построенной на горе в стороне от замка в память о ее матери и брате. Конечно же, пока она отдыхала у часовни на нее напал хищник, от которого она спастись не успела, хотя и пыталась. Тут-то и появился спасшийся из татарского плена юноша. Зверя он быстренько заколол, в пылу битвы разорвав рукав, под которым обнаружилось что бы вы думали? Конечно же родимое пятно той же формы, что и у сестры. Закончив предъявы паспортов, родственники обнялись и тут… верно! Появляется управитель. Что он видит? Его милая обнимается-целуется с парнем в татарской одежде. А ведь всякому татарину обещана лютая смерть. Ревность позволила ему действовать быстро, беспощадно и не слышать оправданий девушки. Спеленав парня, он метнулся к воеводе, хозянину замка, получил добро на смерть татарина и выволок его на Красную скалу, где тут же отрубил голову. Подъезжает отец, девушка с безумным смехом показывает ему родимое пятно. Отец решает, что проще умереть, достает кинжал и убивает себя. Девушка какое-то время смотрит на то, как по камню текут два ручейка крови и соединяются в одну лужицу, а потом совсем сходит с ума и убегает в лес. Лес тут дремучий и суровый. Ее так и не нашли. Утверждается, впрочем, что с тех пор каждый вечер она приходит на Красную скалу, чтобы проплакать безутешно до рассвета. После таких легенд невольно понимаешь, что мексиканцы для своих мыльных опер не выдумали ничего нового, а высокая смертность шекспировских трагедий глубоко обоснована. Публика уже знала, чего ожидать.
До вечера было далеко, призраков не было и в помине, зато было пусто, тихо и романтишно. Только потом пошел дождь и сразу стало крайне неуютно. Причем дождь пошел настойчивый и сразу убедительно доказавший, что под деревьями отсидеться не удастся. Пока спустились к городу, основательно вымокли и даже чуток подмерзли. Но вскоре после этого дождь прекратился и позволил продолжить осмотр достопримечательностей.
Как и во всем остальном Подкарпатье, в Хусте целый блок достопримечательностей связан с чешскими конструктивистами. Тут их тоже есть.


Здание окружного управления. 1920-е годы.

Однако Хуст выделяется даже на их фоне, являясь обладателем целого квартала, выстроенного одним архитектором, в одном стиле по одному замыслу.
Это – колония им. Масарика, построенная архитектором Фрайвалдом в 1926-28 гг. самое же интересное, что это вовсе не чистый конструктивизм, а что-то гораздо более человеческое.



Комплекс включает в себя два квартала домов и конторских зданий и гимназию.



Не только сами дома стилизованы, но и хозяйственные постройки во дворах имеют ту же внешность.



Как им и было задумано, тут и сейчас живут люди, хотя и не той коммуной, что он предполагал. Почти все обветшало и износилось. Но эта разрушенность делает здания еще более человеческими и живыми.





Интересно, что сами горожане мало знают об этом городском сокровище. Карты города найти мне не удалось и я периодически спрашивал местных, не знают ли они, где находится эта «колония им. Масарика». Ни старые, ни молодые не могли дать мне ответа. Лишь возле здания администрации мы встретили мужчину чиновного вида при галстуке, который сам замедлил шаг, услышав мои слова про чешский конструктивизм, адресованные к myshonok_pik. Тая нежданную надежду, я спросил его о других зданиях конструктивистов и он сказал, что да, они есть и рассказал, что нужный нам квартал стоит искать за рынком между улиц Лермонтова, Шевченка, Горького и Пушкина. В таком вот творческом окружении.


Своеобразные ворота осевой улицы квартала.


А это гимназия.
Больше она известна, однако, не своим стилем, а тем, что именно тут была провозглашена независимость Карпатской Украины.
В марте 1939-го Венский арбитраж объявил о переделе Чехословакии, отдав Ужгород, Мукачево и Берегово Венгрии. Второе правительство автономной Подкарпатская Руси в составе Чехословакии во главе с Волошиным переехало в Хуст. Здесь же организовала свою штаб-квартиру организация украинских националистов Карпатська Сiч (многие убеждены, что существовала она на деньги нацистов). Дальше все развивается крайне стремительно. Карпатська Сiч 14 марта организует вооруженный путч, который подавляется чешскими войсками. Тут же приходит сообщение о том, что Словакия провозгласила независимость.
А.Волошин тут же провозглашает независимость Карпатской Украины и 15 марта созывает сойм в спортивном зале гимназии. Заметьте, не в здании хустской администрации, специально построенном для этого! На сойме утверждается декларация независимости и его выбирают первым президентом, а уже через несколько часов он бежит в Румынию, потому что утром 16 марта в Хуст вошли венгерские войска. Хуст пробыл столицей независимой Карпатской Украины несколько часов.

Судя по современному городу, Хуст как будто и не заметил этого. Более нежели в остальном Подкарпатье тут не слышно натужных лозунгов националистов. В советское время тут построили ряд небольших производств, фетрово-вальцевую, мебельная и обувную фабрики, керамический, кирпичный и плодо-консервный заводы. Но сейчас они работают, очевидно, слабо и город вновь во многом вернулся к своей роли – быть центром земледельческой округи. Быть «базаром в долине».

Вполне возможно, что Фрайвалд не просто так при строительстве колонии им. Масарика отошел от конструктивистских канонов и решил вдруг построить здания более традиционные. Удивительно все-таки, каким милым стал конструктивизм в сочетании с черепичными крышами…



Милы и тихи окружающие улицы. С мостовой, беспощадной к шпилькам)…

(которые местные девчонки все равно надевают)

…и взрываемой столетними деревьями…


Недалеко от «колонии» на улице Горького мы обнаружили крайне милое и уютное кафе, выкрашенное в веселенький желтый цвет, где с удовольствием отужинали, а я порадовался еще и пиву, на этот раз вдруг оказавшемуся в этих местах черниговскому светлому.



Вечер тут наступил рано и уже после ужина мы бродили по практически пустым улицам.


Козы тоже совершали свой моцион…


А их хозяева приводили в порядок цветники перед домами. На одной из маленьких боковых улочек прямо перед нами вышел пожилой дядька и начал тщательно удалять травинки, которые проросли между заборчиком и тротуаром.
Через палисадники перевешивались ветви неспелых еще вишен и сгибались до самой земли отяжелевшие ветки шелковицы. Наслаждаясь вечерним воздухом и чудесными ягодами шелковицы, мы останавливались чуть ли не у каждого дерева и к гостинице добрались с фиолетовыми ладонями.
Ввечеру уже в гостинице мы добавили к этому гастрономическому чуду дегустацию подкарпатского вина. Жизнь показалась яркой и очень славной штукой.

дальше, уже про Карпаты и немного Гуцульщины:
http://obmorock.livejournal.com/23867.html









Tags: Карпаты, Украина, наше ненаше, отпуск
Subscribe
promo obmorock may 17, 2004 15:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
промо-блок свободен
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments