Obmor Ock (obmorock) wrote,
Obmor Ock
obmorock

Categories:

Подкарпатье-Прикарпатье. Возвращение. июнь 2008. Львов.

После прошлогоднего путешествия в Карпаты, весь год было трудно отказаться от мыслей о новом путешествии. Зеленые горы над Тисой и Черным Черемошем не давали спокойно спланировать отпуск или праздники то и дело вмешиваясь в течение мыслей. С одной стороны, очень хотелось. А с другой – очень уж велика планета, чтобы возвращаться в одно и то же место еще и еще раз. Может быть, я бы так и преодолел в себе преступное малодушие, если бы не отважная myshonok_pik (она, кстати, тоже написала о получившейся поездке). После того, как мы с ней и ее мужем съездили на поклон Господину Государю Великому Новгороду (откуда я завернул еще и в Старую Руссу), она признала меня достойным попутчиком и призналась, что давненько о Карпатах мысль имела. «Отчего бы, говорит, благородному дону и не менее благородной доне не съездить в горы?». Будучи многожды наслышана о благословенном крае Подкарпатья, ее манил Мукачево и Ужгород. В первом я уже был, зато второй посетить так и не успел. Кроме того, она была не против проехать позже через Карпаты, составив мне компанию в посещении Криворивне, чьи красоты над Черемошем столь бередили беспокойное сердце. Кроме того, меня тянуло посетить первую столицу Галичины – старый город Галич, хотя ныне не только от самого его следов почти не осталось, но и имя его уже почти забыли, воспринимая название области лишь как самостоятельное слово, считая ее столицей Львов. Также думал побывать в милом городке с замком и старой ратушей – Черткове.
Так (спасибо еще раз myshonok_pik) я вышел из дома утром 10-го июня и направился в аэропорт на свидание с Феей Перекрестков.



myshonok_pik, как я уже говорил, имела несколько иные предпочтения, а также имела возможность начать путешествие двумя днями раньше. Так что мы сговорились с нею встретиться уже в Ужгороде, куда она прибудет после Мукачево и будет иметь день на гуляния. Более того, после Криворивни наши пути вновь должны были разойтись. myshonok_pik не только не была прельщена зелеными валами на месте прежнего галицкого величия, но и в перспективах посещения Черткова она сильно сомневалась. Впрочем, еще больше ее смущала суета, которой грозили марш-броски от одного до другого места. Романтике автобусов и электричек она предпочла тихий отдых горного курорта в Яремче. Честно признаться, мне было несколько не по себе от того, что едем вроде бы вместе, но столь большой кусок проведем порознь. Как-то не вязалось у меня это с понятием «вместе ехать». Однако после я осознал, что лучше так, чем подспудным недовольством отравлять друг другу существование.

10 июня. День первый.

Благодаря щедрости Ютейра удалось задешево разжиться перелетом на Львов. Более того, даже билеты на ночной поезд из Львова в Ужгород удалось купить еще в Москве.
Милостью того же Ютейра рейс был перенесен с вечера на утро. Правда они заменили борт с Ту-134 на итальянский винтомоторный самолетик мест на 40. И летело это комфортабельное чудо вместо полутора часов все три. Так что после посадки у меня было около одиннадцати часов до поезда. Вагон времени. А самое замечательное это то, что тут было лето. Июнь в Москве был как-то очень уж ненастен. Тут же было лето. Пассажиры самолета сходили на асфальт и стояли, глядя на солнце. Наслаждались теплом. Постоял и я, погрелся.
Львов многогранен и интересен, проживи тут дней пять и то останется что смотреть. На этот раз я решил побывать на Цитадели и в самой старой части – княжьем подгородье.


На этот раз путь меня вывел еще к одной достопримечательности – отдыхающему Швейку во дворике Виденской (Венской) кофейни.

И не меня одного:


Начать решил с подгородья и музея старейших архитектурных памятников Львова (найдавнiшних пам`яток), находящемся прямо там. Штука в том, что известный туристам и воспетый путеводителями Львов – город, построенный немецкими колонистами, приглашенными польским королем Казимиром в XV веке. Славянский город был и до них (мы тоже умели строить города, ага), впрочем, был он несколько в ином месте.
Вот эта площадь, например, называется Старый рынок.

Никто уже и не помнит, когда на ней действительно был рынок и почему она – Старый. Хитрость в том, что старый этот рынок по отношению к Ратушной площади, который называют также просто Рынок. На ней был главный рынок немецкого Львова, а в центре его и выстроили ратушу, на месте которой спустя три сотни лет построили современную. А до того главный рынок города был тут, в славянском городе под Княжьей горой.


Вот на этом макете можно хорошо рассмотреть как все было.

Тогда гора Высокого замка состояла еще из двух вершин. На меньшей Даниил Романович и построил детинец города, названного в честь сына, Львовом. Именно этот детинец был построен в одночасье перед самым носом татар. Его-то они и не смогли взять. Еще бы, на такой-то горе.
Детинец – крепость, собственно, «город». Поэтому укрепленный посад – то, что под городом, называли «подгородьем». А то, что рядом со стенами – пригород. Они все видны в дальней части фотографии. На переднем плане – четырехугольник уже немецкого Львова. Как и многие средневековые города. Прага, в частности, Львов развивался из нескольких отдельных городов. Однако до появления немецких колонистов, город отстраивался вокруг детинца – между Княжьей горой и рекой Полтвой (она текла вдоль нынешних проспекта Свободы и далее примерно вдоль проспекта Чорновола). Поэтому, кстати, старейшие монастыри города расположены за пределами Подгородья вниз по Полтве. От этих монастырей сейчас уцелели лишь храмы, такова церковь св. Онуфрия.


Начало Ужгородской, старейшие улицы города. Направо и вверх - начинается склон Княжьей горы.

Историки так и не смогли пока договориться, было ли что-то на соседней горе в княжеские времена. Многие утверждают, что там мог находиться личный замок князя. Это тоже отвечает русской традиции – князь чаще всего не имел права жить в детинце.


Костел Иоанна Крестителя, на углу Старого рынка и Ужгородской (XIV-XIX век).

По одной из версий, костел Крестителя построен был Львом Даниловичем уже в 1250-1270-м для его супруги Констанции, дочери венгерского короля. Однако исследования подтвердили лишь более позднюю дату, вскрыв готическую крестовую кладку середины XIV века. Нынешний неоготический вид придан был во время последней реставрации в XIX веке.
В княжьи времена главным храмом города была церковь святого Николая, расположенная неподалеку. Она тоже была построена в XIII веке, но сохранилась в варианте XIX века.
Как бы то ни было, эти две церкви – самые старые в городе, хотя и дошли до нас в сильно перестроенном виде. Впрочем, вся эта часть города сильно перестроена.



Только названия улиц могут указать на то, что некогда именно отсюда начинался город: Рыбная, Пешая, князя Льва и, самое главное – Вечевая…
…да еще остатки старых зданий, встроенные в здания современные:


А еще именно в этой части города есть своя особая атмосфера.


Еще в 2006-м году, попав в эту часть города, ограниченную треугольником улицы Хмельницкого, горы Высокого замка и улицы Гонты, я не знал, что именно тут был княжий город. Но уже тогда в особой тишине этих разбитых крутых улиц ощутил что-то особое. Дома тут, признаться честно, разбитые и обшарпанные, а асфальт разбит так, словно по нему ездили танки. Хотя танки тут просто не протиснутся.



Интересно в этой части города можно ощутить и дуновение атмосферы советских времен, от которых в остальных местах города мало чего осталось:


Очень забавно, вышло – именно за эту часть города, хранящую память о русском Львове, закрепились осколки памяти о советских временах – общих для нас временах. Все-таки, как ни крути, остальной город и остальная история Львова – уже не русская.
Даниил Романович активно укрепляющий галицкие рубежи успешно боролся против венгров, поляков и татар, где войной, где строительством крепостей, а где политическими играми. Лев, его сын, не был столь успешен. Если его отец навалял по шапке и венграм, и полякам и татарам, то Лев от них по шапке получал. Шатко-валко Галичина катилась все ниже, и вот в 1349-м скатилась в руки поляков. Крупный и сильный город надо было как-то проглотить. Казимир применил практику ливонского ордена в Прибалтике. Он приглашает немцев, чтобы они выстроили рядом со Львовом новый город. Этому городу в 1356-м даруется Магдебургское право и особые привилегии. Русины тоже, конечно, могут жить в этом городе и пользоваться привилегиями. Только им надо бы перекреститься в католичество, а еще лучше записаться немцами. А без того, хоть и будешь жить на Руськой улице, а прав иметь не будешь.
На горе рядом с Княжей строится польский замок, который так и называют Высокий. Новый город был окружен рвами и высокими стенами, распланирован регулярной сеткой улиц вокруг рыночной площади с ратушей. Теперь границы немецкого Львова это квадрат проспекта Свободы, Осмомысла, Гонты, Подвальной и Валовой улиц.
В сторону старого княжьего города вела Краковская улица, на пересечении с пл. Осмомысла стояли мощные Татарские ворота.

На фото – слева Татарские ворота, а угол справа – цитадель. Низкий замок. От него, увы, ничего сейчас не осталось.

А в противоположную сторону к старому Галичу вела Галицкая улица с Галицкими же воротами.

Галицька брама – справа.

Защищаемый двумя замками – Низким и Высоким, питаемый привилегиями, заселенный поляками и немцами, новый Львов быстро богатеет и поднимается. К середине XV века он застраивается каменными готическими домами, обносится стенами со рвами, строятся готические костелы. Увы, все это горело и перестраивалось и дошло до нас лишь в перестройках барочного и ренессансного времени. Однако именно этот Львов известен, знаменит и востребован у туристов.
Княжий же город потихоньку приходил в упадок. В 1340-м году детинец сгорел дотла и более не отстраивался, Княжью гору стали называть Лысой. В XIX веке был засыпан ров между Лысой горой и Высоким замком. Гора густо заросла деревьями, так что ни следа княжьего города уже не найти. Только рисунок улиц повторяет старые-старые улицы города, жившего своим правом, со своим вече и своим князем.



Музей древнейших памятников Львова отыскать удалось не сразу, несколько раз прошел мимо, прежде чем понял, что костел Иоанна Крестителя это и есть то, что мне нужно. Музей внутри оказался небольшим, небогатым, но интересным. Замечательные макеты, которые я и цитировал выше, очень дельно показывали что и как было устроено. Смотрительницы были так удивлены чуть более глубоким, нежели обычно, интересом к забытой старине, что с крайней охотой комментировали интереснейшие фотографии на стенах, рассказывали о зданиях, которых больше нет или перестроенных до неузнаваемости. Они даже не спрашивали кто я и откуда. Просто показывали и давали рассматривать фотографии, схемы и макеты. Какая-то убогая паломница явно попала сюда по ошибке и была изгнана, вежливо, но непреклонно.


Эта башня – лишь реконструкция крепости немецко-польского Львова.

А это Пороховая башня на Подвальной.

Она, да Арсенал – то, что осталось от настоящей крепости.

Насладившись околонаучными штудиями, я отправился в тот самый туристический Львов, где меня ждала встреча с Ольгой, с которой я свел краткое знакомство в прошлом году в Криворивне. Ее подруга Доминика как раз в это время отправилась к «своему нареченному» в Киев, зато Ольга любезно согласилась уделить мне пару часов.
По дороге вновь наслаждался неровными линиями львовских крыш.

Эти изломанные черты, на мой вкус, одна из самых замечательных черт этого города. Впрочем, к контурам крыш я и без того маниакально неравнодушен. Осознаю, в общем, что прелестны они могут быть лишь для меня одного.
Так, наслаждаясь солнечным теплом и цветами города, я и дожидался Ольги. Вообще, честно признаться, в последнее время какими-то особенно ценными кажутся случаи, когда в чужом городе есть возможность встретиться со знакомыми.



Штука тут не в бесплатной экскурсии. Скорее в том, что знакомые это как мостик между нами и городом. Через них самые мрачные его черты становятся проще и ближе. А еще меньше опасность увидеть вокруг лишь химеру, созданную собственным воображением.



Несколько дальнейших часов были полны приятельского общения и праздности. Посидели в кафе-кондитерской, что недалеко от Галицкой площади. Обсудили прошлогоднее посещение Криворивни и выяснили, что Ольга тоже не была на башне Ратуши. Немедленно отправились на площадь и полезли на смотровую. Интересно – старая ратуша и сейчас является зданием городской администрации, хотя находится на шумной площади и через нее постоянно идет поток туристов, смотреть на город сверху.



Интересно также, что часы на башне все еще работают и исправно отбивают время ударами колокола, крайне пронзительного, когда стоишь на верхней площадке. А еще интересно, что город словно нарочно подстраивается под туристов, что смотрят на него с высоты:


Хотя и кроме этих расписных крыш можно заметить множество разных интересностей. Очень уж удобно расположена ратуша – и в меру высоко и в самом центре. Так что можно заметить в уже примелькавшихся объектах черты, которые иначе и не вычислишь, как вот такой дом с двором-дудкой, например:


Фокус того, что с высоты город выглядит иначе, банален, но каждый раз почему-то работает.
Среди прочего Ольга рассказала, что тут все еще как и в старину празднуют святки с ряжеными, а в музее деревянного зодчества на Чернечей горе водят хороводы на весенние праздники. Я закатывал глаза от восторга, слушая ее, а она пожимала плечами – обычное, мол, дело. В свою очередь я рассказывал какие-то вещи о городе, ей не известных, и уже она удивлялась. Все больше по истории и дорогим кабакам в которых мне повезло столоваться милостью других жителей этого славного города – обычная штука для туриста. Вообще забавно всегда, когда сталкивается вот так взгляд со стороны и изнутри. Когда обычное для одного выглядит экстраординарным для другого.


Бутик дешевой одежды с гордым названием «Гламур» - во всяком случае, концептуально.

Еще раз спасибо Ольге за замечательную прогулку. Попрощавшись с милой знакомицей, я отправился на другую точку, с которой в свое время был отлично виден весь город, чем и пользовались многочисленные зложелатели – к Цитадели. Но сначала завернул отдать дань Пузатой Хате на Сечевых стрельцов. Эта сеть заведений для меня дороже любых дорогих заведений. Нигде, кроме как здесь, пока не удавалось встречать щедрость и обильность украинской кухни. Пускай это заведение и представляет ее в сильно упрощенном виде, но более надежных на эффект мест пока не встретилось. Киев, Одесса или Львов, Пузата Хата это мое все.
Правда в том, что касается еды ждало меня и разочарование – буржины не только выкупили славную фабрику «Свиточ», но и принялись ее под себя перекраивать. В частности закрылся фирменный магазин на проспекте Шевченка.



Впрочем, это еще не горе, ведь остался магазин в начале Дорошенка. Горе в том, что исчезли замечательные развесные конфеты Свиточа. Было их целое море замечательнейших сортов и купить их нигде, кроме Львова, было нельзя. Извели буржуины проклятые. Получил ведь кто-то за это бочку варенья и корзину печенья, как будто своих сладостей было мало.
Хорошо хоть пока Свиточ держит марку в самых знаменитых своих конфетах «Сузирье» и «Стожары». Их и пиво по-прежнему стоит вывозить на Родину без оглядки на таможенные правила.
С такой вот печалью под вечереющем уже солнцем я добрался до Цитадели.
Сейчас это достаточно неухоженный парк между улиц Витовського и Коперника. Густые заросли скрывают здесь высоту, объединенные одним плато вершины трех гор – Вроновских, Пелчинской и Каличей (Нищенской). Горы эти не высокие, но с них замечательно просматривается старый Львов…


…и простреливается.
Отлично видны ратушная башня – самый центр, а слева от нее – колокольня кафедрального собора. За ними – гора с седловиной – левая часть Княжья гора, где прежде был детинец, а правая – Высокий замок.

Надо понимать, что с изобретением артиллерии эти горы, бывшие в общем-то, за городом, стали больным местом Львова. Любой армии, осаждавшей город стоило разместить тут артиллерию и можно было методично сравнивать с землей город, пока он не осознает всей весомости аргументов.
Хмельницкий, например, даже не стал штурмовать Львов. Занял Каличью гору, умудрился взять Высокий замок и все, подставил карман под поток из городской казны. И не он один. Всех не перечислишь.
Лишь австрийцы решили разорвать этот порочный круг.
В 1848-м поляки устроили в городе восстание. Австрийцы завалили Львов ядрами и те вынуждены были быстро капитулировать. Чтобы в следующий раз все было еще проще, австрийцы в 1852-54-м выстроили здесь крепость. Мощную цитадель, держащую город под прицелом. Две оборонительных казармы, четыре башни Максиммилиана, по сути – отдельных фортов.


Казармы и фланкирующая башня.

Подступы к Цитадели были укреплены тремя системами траншей, а в 1888-м были построены еще 9 вспомогательных фортов в радиусе 4 километров от Цитадели. К Первой мировой войне сеть укреплений еще расширилась, создавая единую крепость, как наша цепь фортов в финском заливе. Интересно, что гору Высокого замка австрийцы не стали превращать в такую же крепость. То есть вся эта система была построена больше не для того, чтобы не потерять город, а чтобы держать его под контролем.
Немудрено, что в ходе двух мировых войн, бушевавших и в этом регионе, повоевать крепости так и не удалось. Зато немцы реализовали ее потенциал сполна. Они дополнительно укрепили ее системой дотов и организовали здесь лагерь советских военнопленных Stalag-328. Место мрачное и беспощадное.


Одна из башен-фортов, смотрящая на город. Как раз заканчивается реставрация.

Мрачность этого места чувствуется и сейчас, особенно за счет тяжелых линий и темно-красного кирпича. Стены хранят отметины обстрелов, но это больше следы бомбежек, нежели штурмов. Суровое место.
Сейчас казармы заняты банком и офисами коммерческих фирм, башни используются под склады. Склоны густо заросли деревьями и все башни не так-то легко просматриваются. Даже город и тот виден лишь в просветы между деревьями. Подойти к крепости можно легко, хотя туристов тут не ждут, и придется повертеться, подыскивая улочку, которой можно будет миновать заборы и ворота.
Зато кварталы между Цитаделью и центром города порадуют тишиной и «люксами» и «гнилушками» австрийского модерна. Застраивалось все это сплошняком на рубеже XIX-XX веков и практически в одном стиле.







Последние часы перед поездом я провел на Ратушной площади. Здесь у фонтанов собирается многоязыкая молодежь и регулярно устраиваются если не концерты, то некие представления. Вот и на этот раз повезло увидеть странное зрелище.



Штука эта была очень забавная. Вроде бы все это заранее было подготовлено, отрепетировано и поставлено. Был сценарий и последовательность действий. Продуманы костюмы и реквизит. По отдельности некоторые действия имели, как будто, какой-то смысл. Но в целом картинка не складывалась. Судя по комментариям среди публики, большая часть сюда пришла не просто так и в действе разбиралась. Для меня же это было совершенным абсурдом, но абсурдом сделанным хорошо. Даже старательно я бы сказал. И самое главное – имело завораживающую эстетику.
А потом артисты ушли, небо потушило свет, загорелись потихоньку фонари и площадь всецело стала принадлежать молодежи. Неформалов я тут видел мало, большей частью обычные юноши и девушки обсуждающие последние новости, музыку, танцующие даже.
Сидел, смотрел по сторонам и невольно поймал себя на мысли, что нам в общем-то не так много надо от мест, где нам нравится. Когда мы возвращаемся, уже ведь не так важно, что мы там увидим, какие еще достопримечательности. Главное – что мы снова оказались именно здесь. Порой за множество приездов ты видишь меньше, чем иной турист побывавший один раз, но на три-четыре дня. Однако большее это невежество нисколько не тревожит. Сидишь, смотришь, пьешь кофе в понравившейся кофейне, ешь удачный десерт и смотришь на улицу, мощеную булыжной мостовой.
Когда уже окончательно наступил вечер, и площадь была заполонена молодежью, на балконе одного из домов появился стул и пожилой дядька на нем. Он смотрел на юнцов, пьющих пиво и хаотично перемещающихся, слушал хаотичную их музыку. Подозреваю, что для него это ежедневное собрание молодежи было тем же спектаклем абсурда, какой был показан недавно – совершенно бессмысленным, но имеющим завораживающую эстетику.



Мне, однако, пора была уже выбираться из этого славного города. Уже разместившись в поезде на Ужгород и засыпая я осознал, что впечатления этого длинного теплого дня совершенно заслонили от меня холодную Москву, ставшую очень далекой и главное – работу, неотвратимость которой стала какой-то нереальной. Существовало только то, что реально было вокруг – поезд, большой красивый город позади и зелень карпатских лесов с руинами замков впереди. Львов вновь проделал мистическое превращение с дорогой, ровно как в прошлом году, став воротами в новый, совершенно иной мир, отсекающий все, что дома. Оставалось только «перейти через ночь».

дальше









Tags: Украина, наше ненаше, отпуск
Subscribe
promo obmorock may 17, 2004 15:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
промо-блок свободен
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments