Obmor Ock (obmorock) wrote,
Obmor Ock
obmorock

Categories:

Пескара (Pescara) и Рыбинск. Города-тезки: Рыбински итальянский и ярославский. Ноябрь/январь 2013

На южных берегах Адриатики находится итальянский город Пескара (Pescara). Pesca по-итальянски означает «рыбная ловля», «pescare» – ловить рыбу. Так что без особых натяжек название города можно ассоциировать с Рыбинском.
Понятно, что я получил замечательное удовольствие от осознания, что в Италии тоже есть Рыбинск, так еще и повезло в прошлом году побывать в обоих городах и было весьма забавно их соотнести. Тем более, что и там и там я побывал зимой. В ноябре в Пескаре и в январе в Рыбинске.
Оба города крупные – Рыбинск с его почти 200 тысячами жителей относится к небольшому числу по-настоящему крупных городов, не являющихся столицами областей. Пескара насчитывает около 120 тысяч собственных жителей и около 500 тысяч жителей окружающей агломерации. Так что масштаб городов вполне сопоставим. Опять же, оба города были созданы берегом. Рыбинск – берегом Волги, Пескара – Адриатического моря.
Не скажу, что кроме названия и размера города близнецы или хотя бы родственники, но было забавно и познавательно.






Подробности можно найти на серьезных сайтах (более точных и полных, нежели мой ветренный очерк):
Рыбинск: статьи на городском сайте и на Википедии
Пескара: много всего понаписано, хотя и на итальянском, на Википедии

Сразу должен сознаться: в обоих городах был по делу, что сильно ограничило возможности обфотографировать город до полной документальной представительности. Ладно в Рыбинске была возможность погулять несколько часов. В Пескаре же плотность расписания командировки была такова, что на фото попал минимум. Поэтому для Пескары буду порой использовать фотки того, что лично видел, но из Википедии.

Оба города выводятся от архаических предков. Пескара от Викус Атерно римских времен, Рыбинск от Усть-Шексны. Оба города не пережили исторических неприятностей. После предположительного разорения Усть-Шексны в татаро-монгольские времена, город переехал на другой берег Волги. Так что на месте старого города обнаружено доста археологических находок и возведена реконструкция фрагмента крепости. Подозреваю, с Викус Атерно было так же. Только без реконструкции.


Памятная реконструкция башни на месте Усть-Шексны. Фото отсюда

Далее оба города возродились как рыболовецкие поселки, уже на современных местах. Тогда-то они и получили свои нынешние названия. Пескара впервые упоминается как Piscaria (изобилующая рыбой) в начале XII века. Это была небольшая рыболовецкая деревня.
Точности ради замечу: есть версия, что имя города происходит от «pišu» - устье и «ḫarru» – река. Однако так или иначе название трансформировалось в «Pescara». Не исключено, что трансформировалось от переосознания народом имени города в понятное слово, связывающее с рыбным промыслом.


Там, на дальнем плане, где поднимается лес мачт марины в море впадает речка. Выше по течению этой речки находится старый город Пескары и когда-то начиналась рыболовецкая деревенька.

Рыбинск упоминается попозже – в 1504 году как Рыбная слобода. Вот в это время (XVI век) интенсивное развитие обоих городов совпадает. Рыбинск поднимается на поставках к царскому двору рыбы. Помните, в «Иване Васильевич» Бунше предлагают щучью голову? По-любому из Рыбинска везли! В Пескаре же на месте не раз разоряемого войнами поселка испанцы (они тогда владели Неаполитанским королевством) строят мощную крепость.

Где находилась эта крепость, не раскопал. Но рифы, защищающие берег от моря симпатичны


В то же время Рыбинск прославился как слобода, откуда умеют пристроить госзакупщикам осетра, стерляди, белорыбицы, леща и щуки на бешенные тыщи. А Пескара прославилась тем, что выдержала свирепую осаду 105 турецких галер. Надо понимать: это сейчас турки это веселые содержатели дешевых отелей и хитроскроенные продавцы безразмерных кожаный курток. Тогда же они были свирепыми и беспощадными врагами европейцев. Совсем не такими лапочками, какими их показывает «Великолепный век». От их жестокости и таланта к пытками и уничтожению палачи инквизиторов заливались слезами жалости.
Потом эту крепость раскатали по бревнышку уже сами европейцы – с ней расправились наполеоновские войска в 1800-м году. Раскатали, как бабушка тесто.

Вот ничего такого не видно. Зато волны, песочек, красота!


Рыбинск продержался дольше. После рыбы он ловко поднялся на торговле хлебом и бурлацком промысле. Здесь-то уцелело со времен боевой славы гораздо больше памятников. Масштаб задается уже главной улицей старого города – Крестовой.



По ней встречается максимум дореволюционных строений:

Дворянские особняки:


Дома купцов-основателей:


Внимание на красно-белый особняк на углу, слева от центра. Дом купца Попова, хлеботорговца и судовладельца, чуть ли не монополиста речных перевозок в губернии. Это самое старое (конец XVIII века) сохранившееся каменное строение города. Он уцелел еще от Рыбинска до перекраивания по генеральному плану, потому и стоит под углом к улице.

Встречаются и другие крайне симпатичные купеческие дома:


Дом Седова, перестройка 1914 года.

О! Вот весьма занятное владение:


Это Подворье Югской Дорофеевой пустыни, рубеж XVIII и XIX веков. Предназначалось это подворье честных и старательных монахов не столько для размещения духовных лиц, сколько для торговых людей, и даже для лавок. Подворье приносило весьма неплохой доход. Монахам, понятно, без денег никак нельзя.

Подворье находится на перекрестке Крестовой и Стоялой улиц. На последней располагается несколько также весьма старых строений.



Для сравнения улочка старого города Пескары:

Фотка с Википедии , авторства Ra Boe.

Как видно, в Пескаре тесно и кучно. Для современной ночной жизни оно удобно. По ночам corso Manthone, via delle Caserme и прилегающие кварталы полнятся разнообразной музыкой из распахнутых дверей баров. Диско, джаз, латина, электронная музыка звучит до утра. На каждой второй стойке стоит аппарат «крутить пластинки», каждый второй бармен – диджей.
Для музыки оно удобно. Для торговли с размахом нет. В Рыбинске вон и строились пошире, чтобы было где подводы гонять и капиталами ворочать. Штука в том, что в 1709-м построили Вышневолоцкую водную систему. И обороты в городе резко взлетели к небесам. По этой системе производилось снабжение Питера хлебом с Волги, железом с Урала и многими другими стратегическими товарами.


Обязательная примета пристаней -Никольская часовня

Выше города Волга мелела потому требовалось перегрузить товар на особые барки. Трижды в год тут формировались огромные караваны барок. Шла оптовая торговля хлебом, нанимались бурлаки, матросы и лоцманы.

Хлебные биржи города, стоят прямо на берегу. Это вот старая, 1811 года постройки:


Рядом стоит новая биржа, 1912 года:


Интересно, что после постройки первой (старой) хлебной биржи, ее здание долго пустовало. Купцы заключали сделки по трактирам, за чаем. Только в 1860-м году торговля переезжает в ее стены. И биржа становится крупнейшей в России по объемам торговли хлебом. К этому времени уже были построены и Мариинская и Тихвинская водные системы, что еще больше взвинчивало обороты.


Вот, например, эта картинка на стене Мучного гостиного двора утверждает, что по размаху хлебной торговли Рыбинск был сравним с Одессой и Чикаго.

Речная торговля делала Рыбинск и столицей бурлаков. Тут получали расчет артели, приведшие суда с нижней Волги и Камы и нанимались артели для провода барок дальше вверх. Смелые путеводители утверждают, что в XIX веке на Волге трудилось до 600 тысяч бурлаков ежегодно.


Памятник бурлаку.

Естественно, такие обороты обогащали город, процветала и мелкооптовая и мелочная торговля, что тоже требовало инфраструктуры. Благодаря этому центр города занят крупными комплексами гостиных дворов. Старший и больший – Мучной гостиный двор. Целый квартал вдоль Крестовой улицы от Стоялой до Красной площади.


Разнокалиберные лавки справа – на самом деле единый комплекс Мучного двора.

Фасад, выходящий к реке, сохранил почти первоначальный облик, более унифицированный:


Не только внешние лавки заселены и в наше время, но и внутри двора все еще действует Мытный рынок:



Арка с проходом к рынку традиционно маркируется стихийными торговцами


Рядом, на другой стороне Красной площади – Красный гостиный двор. Красная площадь концентрирует в себе самые знаковые элементы старого Рыбинска – два гостиных двора и Новую биржу.


Вид от Новой биржи, справа Мучной гостиный двор, слева Красный.

Красный двор занимает квартал, тянущийся до Соборной площади, в центре которой другое олицетворение богатства старого Рыбинска.


Спасо-Преображенский собор. Колокольня, что интересно, старше собора на полсотни лет.

Естественно, Рыбинск, не теплый город у моря. Зима тут не мокрый ветер с моря, а довольно опасный лед под ногами и над головой.





Рыбинск не был повержен даже после прокладки железной дороги, убившей городки водных систем. Однако в 1917-м его купцов-контру растрясли и прежние промыслы канули в лету.
Понятно, что в XX-м веке оба города развиваются, расширяются, широко застраиваются. Но вектор развития был уже иным.
Рыбинск становится центром промышленности. В частности, пока стоит на ногах и шевелится крупный производитель газотурбинных двигателей НПО «Сатурн».
Пескара становится крупным экономическим и торговым центром средней части адриатического побережья Италии, привлекая до кучи еще и множество туристов. В частности, тут находится главный офис Fater S.p.a., одной из компаний концерна «Procter&Gamble».


Памперсово логово Fater S.p.a. Фотка с Википедии , авторства Dariz für Stahlbau Pichler.

Не меньшее значение имеет Пескара как курорт.


Широкие песчаные пляжи всегда привлекали туристов.

В июле тут проводится известный международный фестиваль Пескара-Джаз.
Большая часть современной Пескары застроена как раз в очень современном стиле. Вполне себе таком приморско-курортном.



Это ровненькие широкие кварталы домов с магазинами на первых этажах.


Кстати весьма примечательно: это кварталы бойкой торговли в Пескаре. Сравните с приведенными выше фото рыбинских торговых фасадов. Насколько у нас все пестрит вывесками.

Вдоль моря в Пескаре уже не торговля, а велодорожки и пальмы.


Впрочем, у нас это тоже зона отдыха и прогулок.


(на среднем плане – хлебные биржи)

Чистота западного берега Адриатики вчистую проигрывает берегам Хорватии и Черногории, но и на Пескару находится достаточно туристов. Италия умеет себя подать.
Впрочем, внутренние кварталы современного города застроены без лоска.





Рыбинск, естественно, тоже давно и далеко вышел за пределы старого города. Правда, его новые районы не столь однородны.





Здесь и панельные коробки и конструктивистские эксперименты


…и образцы весьма человечного сталинского ампира


…и современного неомодерна


И конечно, чудом уцелевшие образцы деревянного кружева


Кстати, это весьма молодящееся деревянное кружево:


И вообще современный Рыбинск стремится идти вровень с требованиями времени:






Сравнивая застройку современных кварталов сразу замечаешь, насколько ровненькими и стилистически согласованными смотрятся улицы итальянского Рыбинска. Да, чего отрицать? Зато на улицах нашего города выдающиеся дома становятся куда заметнее! Вон даже избушка не затерялась.

Или польский костел, например, как смотрится:


А что бы он в сплошной ровненькой застройке Пескары? Вснепременнейше и наивернейше затерялся бы! Наверняка, кстати, я прошел мимо каких-то выдающихся зданий города, просто не вычленив их.

Другое дело, что в оформлении зон отдыха и всяких там визуальных инсталяций итальянцы явно имеют побольше опыта. Или смелости. Или денег.





Если же на круг сравнить случившееся с обоими городами в XX веке, то опять же весьма примечательно: оба города снова имеют совпадение. В новейшие времена они снова перерождаются и их современное развитие никак не связано с историческим, рыбным.

Как в современной экономике обоих городов звучит контрапункт (замедливший развитие промышленный Рыбинск и курортная Пескара), так контрапункт можно найти и среди знаменитых уроженцев обоих городов.
Понятно, у любого крупного города можно раскопать мало-мальски выдающихся уроженцев писателей, поэтов или политических деятелей. Действительно, с обоими городами связано несколько знаменитостей. И среди них весьма примечательным аккордом звучат эти:

В числе уроженцев Пескары - Габриэ́ле д’Анну́нцио

Будучи к началу XX века известным писателем и драматургом, известным даже в России настолько, что повлиял на русских акмеистов, он горячо воспринял идеи фашизма. В 1919-м он возглавил националистическую экспедицию, захватившую хорватский город Риека и установившую в городе республику Фиуме. При нем применялись знаковые для нацизма акции: шествия чернорубашечников, римское приветствие, яркие встречи толпы с вождем и т.п.

Дом, в котором родился Габриэле. Фотка с Википедии , авторства Raboe001.

Рыбинск же стал родиной поэта А.А. Суркова. Он не возглавлял фашистких республик, но горячо восприняв идеи революции воевал и в Гражданскую войну и участвовал в Польском походе и Финской войне. Прошел всю Великую Отечественную. Занимал важные общественно-политические посты. Был депутатом Верховного совета и кандидатом в члены ЦК КПСС (а это крайне высокий уровень).
При этом он всю жизнь писал стихи и стал автором многих известных песен. Самая известная из которых «В землянке». Это та самая, что «бьется в тесной печурке огонь».
Вместе эти две фигуры, пескарская и рыбинская смотрятся крайне интересно.
Также созвучны и две другие знаменитости:
Пескарец Эннио Флайано был одним из авторов сценариев к 10 великим фильмам великого Феллини.
Рыбинец Лев Иванович Ошанин является также автором славных песен «Пусть всегда будет солнце», «А у нас во дворе есть девчонка одна», «Просто я работаю волшебником». Его же авторству принадлежат слова знаменитейших, считающихся уже народными песен «Дороги» (та самая, которая, «…эх, дороги, пыль да туман») и «Течет река Волга».

С Сурковым, кстати, связано еще одно интересное смысловое созвучие. Чисто рыбинское. На противоположной от центра города стороне Волги находится бывшее имение Петровское – старинная вотчина Михалковых. Тех самых, что автор обоих гимнов Сергей Михалков и всероссийский барин-бесогон Никита Михалков.
Так вот Сурков происходит из крепостных крестьян Михалковых. Примечательно ведь: в такой небольшой точке связываются такие разные фигуры. Дворянин Михалков, обласканный советским двором, стал автором официального произведения – гимна. Крепостной Сурков, на своей шкуре испытавший что такое «…а до смерти - четыре шага» стал автором народной песни «в землянке».

Интересным визуальным аккордом звучат и известные мосты. В обоих городах они весьма графичны:

Пескара. Пешеходный Морской мост (Ponte del Mare):


Фото опять же с Википедии , авторства Exephyo

Рыбинск, автомобильный мост:



В Пескаре я оказался как раз по ее современно-коммерческой части. Итальянцы приглашали русских торговцев пробовать и покупать их вино (в окрестностях делается одно из самых ходовых из приятных итальянских вин - Montepulciano d'Abruzzo) и всякие другие съестные припасы вроде оливок и кондитерки. Итальянских предпринимателей было море. Русская делегация (которую я и сопровождал) – горстка. К каждому русскому приставлялся переводчик. В большинстве своем эти переводчики – барышни из постсоветских просторов. Одурманенные оголтелым лозунгом «за границей и навоз медом кажется», они частенько смотрят на приезжающих русских свысока. Они-то мол умудрились окопаться в блаженной загранице, а вы сюда только в гости за бешенные тыщи катаетесь. Хотя, честно-то признаться, их хлеб и жизнь там не шибко богаты и легки. Переводчику платят не то чтобы большие деньги.
Так вот, мысль о том, что Пескара – Рыбинск пришла в голову прямо во время мероприятия и потребовала немедленной проверки. Пользуясь случаем, спросил нескольких переводчиц и получил подтверждение. Одна из них услышав вопрос сначала профессионально подтвердила возможность такого перевода, а потом впала в задумчивость.
- Правда, Рыбинск. Какой ужас…
Ее глаза потускнели, и весь вид демонстрировал внезапное отчаяние. Словно она вдруг осознала, что бежала от того, что считала убожеством. Сбежала, наконец, спаслась в благословенную заграницу, обосновалась в городе, который казался за шорами представлений о Европе чудесным. И вдруг поняла, что живет там же, откуда бежала – в городке, который сама же считает заштатным и провинциальным. Так она и бормотала еще пару минут перерыва:
- Рыбинск… какой кошмар…

Не знаю, как бы сам воспринимал оба города, если бы пришлось в них пожить. Но побывать в обоих, прикоснуться к истории, подышать атмосферой, пообщаться с интереснейшими людьми было невероятно здорово. Тем более, что не вижу никакого приговора городу, если он не является столицей.






Что еще можно почитать












Tags: Владимирская земля, Италия, забугорье, на денек-другой, наше, ненаше, увольнительная в город
Subscribe
promo obmorock may 17, 2004 15:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
промо-блок свободен
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments