Obmor Ock (obmorock) wrote,
Obmor Ock
obmorock

Categories:

Прибежище катаров – Пюилоран. (Puilaurens). Южная Франция. День 3. 02.01.2012

Среди замков Франции самые известные – замки Луары. Они на самом-то деле давно никакие не замки, а очень даже дворцы, но ни операторам автобусных туров, ни их жертвам до того обычно нет никакого дела. Есть еще замки Перигора. Этот край долгое время лежал между Аквитанией или Арагоном и Францией. То есть война то и дело катилась по краю туда-сюда и чуть ли не каждой горе в его густых лесах со временем возник замок. Перигорцы и путеводители гордо заявляют, что замков тут – тысяча штук. Половина в руинах, четверть перестроена в дворцы, среди оставшихся есть чем поживиться ценителям замковой архитектуры.
Но есть еще одна категория – замки Лангедока. В XIII веке крестовый поход против катаров быстро привел к покорности города. Зато в замках катары и сочувствующие им рыцари долгое время держали оборону. Где десяток лет, где два десятка, где полсотни. Замки эти большей частью расположены в предгорьях Пиренеев или в Черных горах на вершинах скал. Все они со временем пали. Но около десятка так и не были заселены заново, а если и перешли в собственность уже французских феодалов, то не были перестроены. Они так и стоят пустые, пострадавшие от времени и войн, но все еще помнящие славные времена. Это и делает замки катаров уникальными – в отличии от многих и многих других замков они сохранили облик, характерный именно для замков. Не для картонной дурилки или дворца. А именно замка, суровой крепости, логова феодала, в которой все подчинено утилитарной цели – защитить обитателей от врагов, которые могут быть повсюду.
Прошло почти восемь сотен лет, но можно и сейчас увидеть их такими, какими они и должны быть.
Все катарские замки нам объехать не удалось. Выбрали Пюилоран (Puilaurens). Он меньше всего связан с катарами, зато невероятно хорошо сохранился. И расположен в таком чудесном диком месте, которое и поныне хранит дыхание того времени.
Где как не тут оценить ушедшее искусство строить замки и все-таки рассказать немножко об удивительной катарской ереси…






Музычка для настроения

Tri martolod, исполнение Nolwenn LeRoy

Технические подробности поездки: гостиницы, билеты и все остальное
Предыдущая часть Каркасон
Начало – Авиньон и акведу Пон-дю-Гар

Полезные ссылки
Статья Википедии о катарах
Подробный очерк о Пюилоране



Исследователи все спорят о природе и классификации религиозного течения катаров, которых назвают также альбигойцами (еще их называли манихейцами, оригенистами, фифлами, публиканами, ткачами, болгарами и т.п.). Одной из ярких черт их религиозной верований является яркий такой дуализм. Они верили, что существует два противоборствующих бога – добрый и злой. Добрый – понятно кто. А злой отождествлялся с Сатаной. Реально все было не так прямолинейно, но в целом добро и зло представлялись как абсолютные противоположности, имеющие принципиально разные корни и ведующие борьбу друг с другом.
Наш мир, все сущее – плод этой борьбы.



Дорога от Каркасона к Пюилорану ведет вдоль ущелья реки Од. Крайне живпописная дорога в ущелье в катарском краю словно такая зримая метафора их веры – тоже ведь плод борьбы стихий между собой и человека со стихей.

За этот дуализм, такой восточный по своему духу, долгое время считали катарскую ересь даже не христианством, а совершенно особой религией восточного происхождения. Тем более что исторически предшественниками катарсизма считаются ересь богумилов и манихейцев как раз с востока.


Природа края еретиков - предгорья Пиренеев.

Однако тонкость в том, что все выкладки, все рассуждения катаров восходят к Библии. Причем они отрицали Ветхий завет, как раз восточный, унаследованный от иудаизма. Опирались только на завет новый, утверждая исключительно божественную природу Иисуса. Это заставляет считать течение альбигойцев все-таки христианским.


Придорожная деревня.

Аквитания и Лангедок после падения Рима входили в державу Вестготов. Тулуза была их первой столицей. Вестготы были арианами. Что мешало им договариваться с католиками-соседями и создало особую религиозную ситуацию в Аквитании. После падения вестготского королевства католичество все равно не было столь сильно, сколько в других областях Франции. Где-то в XI веке фиксируются первые следы катарской ереси в Аквитании и северной Италии.
Ересь так бы и осталась экзотическим развлечением сектантов, но жадность до власти католических иерархов предопредили иной исход. Во второй половине XI - начале XII веков была проведена григорианская реформа церкви. Помимо прочего, одним из ее следствий явилось превращение католической церкви в теократическое государство (вследствие чего папа окончательно превратился из духовного лидера в главу государства, со всеми вытекающими последствиями), а другим было отделение церкви от светских феодалов и феодализация самих церковных институтов. Теперь церковь сама собирала свои доходы с земель, которые считала своими. Собирала ревностно, считала их неприкосновенными. Церковь теперь сама превратилась в сборщика налогов, чем отвратила от себя простых людей. Ну и отняла доходы у ряда светских феодалов, чем вызвала и их враждебность. Недовольные отворачивались от Рима и обращались к альтернативной вере – к катарам. Помимо прочего катары отрицали институт церковной власти рима. Дворяне редко сами переходили в ересь, но многие оказывали альбигойцам помощь и поддержку.

Расположение катарских замков

Названия замков высвечиваются по клику на метке

Вот казалось бы – верят люди в то, во что хотят и ладно. Но католичество, как и любая церковная религия не могло с этим смириться. Как православие уничтожало старообрядцев, так и католичество призывало каленым железом выжечь ересь. Нет еретика – нет проблемы.
Нет, попытки решить дело мирно предпринимались. Тем более что сами катары на охваченных ересью территориях относились к католикам без агрессии. Учреждение же ордена доминиканцев связывается с попыткой противодействия альбигойцам мирным путем – дескать нищенствующий орден проповедников мог показать, что католичество это не жадная и алчная церковь ведома порочными священниками. Орден укрепился и расширился, но цели не добился. Напротив, катары создали собственную церковь. У них появились свои епископы и был даже проведен собственный собор. Этого папа снести не мог. Церковь может быть только одна – контролируемая им. Кстати как пример – с православием на территории Восточной Европы папы боролись изо всех сил. Но там, где была принята Уния преследование стихало. А суть Унии в том, что обычай и ритуал православных остается тем же, но подчиняются цервки и священники – Риму. То есть – если вы платите Риму, то все в порядке, живите своим обычаем. Именно тут и была нерешаемая проблема – катары не хотели платить Риму.



Один из самых впечатляющих катарских замков в предгорьях Черных гор – Ластур (Lastours). Фото взято из Википедии, автор Vincent Zimmermann

Ну и наконец, в начале 1208-го года после провалившихся переговоров с Раймундом VI Тулузским папского наместника нашли мертвым в своей постели. Это убийство дало папе основание издать буллу, призывающую к крестовому походу. Походу христиан против христиан. Папа обещал участникам похода раздать земли, отнятые у еретиков. Это окончательно отвратило от католичества дворян Лангедока (именно их земли обещал раздать папа), и привлекло под знамена похода дворян севера Франции. Плюс французский король таки решился поддержать поход. Тонкость была в том, что Тулузское графство тогда хотя и считалось вассальным французской короне. Но реально балансировало между Арагоном и Францией и, по сути, было независимым. Крестовый поход, кстати, в итоге привел к аннексии юго-западных земель и они с тех пор вошли в состав Франции.



Замок Пюивер (Puivert). В мирное время Арпаикс де Мирпуа, супруга владетеля замка окружила себя поэтами и музыкантами. Устроила такой гламурный кружок со своей «любовной свитой». В верхнем зале донжона, как рассказывают, можно увидеть сохранившиеся с тех пор консоли с изображениями трубадуров и музыкальных инструментов.

Итак, в 1209-м собрали крестовый поход. По правилам войны тех времен синьоры могли привлекать вассалов только на определенное число дней в году. Поэтому последовавшие альбигойские войны превратились в затяжную череду эпизодов – походов, восстаний и осад. Впрочем, в ходе первого похода пали все крупные города еретиков, в том числе Каркасон и Безье. Еретики затаились или бежали в дикую местность. Сочувствующие им дворяне заперли двери своих замков и приготовились к обороне. Церковь создала инквизицию, чтобы вычислять «добрых людей» катаров среди не менее «добрых» католиков. Ну а крестоносцы год за годом осаждали замок за замком, пока в 1255-м не пал последний – Керибюс (Queribus). Пюилоран, утверждается, так и не был взят.


Поди возьми – скала – 697м над уровнем моря, катапульту или требушет на таких крутых склонах никак не примостишь. Кругом – леса и горы.

Самым известным из катарских замков стал Монсегюр (Montsegur). В 1232-м сюда приезжает епископ альбигойцев с поседователями. Синоры замка не только дают им приют, но и обеспечивают возникновение многолюдного прибежища еретиков, духовного центра в котором собралось немало «посвященных» самого высокого уровня. В 1243-м французы все равно взяли замок, еретиков сожгли, а замок разрушили. В XIX веке понавыдумывали разных легенд вокруг него и теперь замок имеет особый мистический флер по сравнению с остальными катарскими замками. Хотя то укрепление французы разрушили полностью, теперешний Монсегюр – построенное с нуля новое строение. Туристам до того дела мало, они стремятся именно туда и во множестве ощущают то, что ищут – мистические флюиды.
Про Пюилоран, хотя его так и не брали и не только не разрушили, но дополнительно укрепили, таких сказок не наслушаешься.


Скала, на которой стоит донжон Пюилорана.

Хотя тут тоже нашел приют один из епископов еретиков – Пейре Парер. Руководимые последним синьором замка Шабером де Барбайра воины еще десять лет держали здесь оборону. По окрестным лесам догоняли французов и убегали от французов. Осаждать замок было невозможно. Зато, видимо, в одной из стычек Шабера взяли и замок не пал, а опустел. Умерли или разбежались последние еретики и уже в 1258-м французы, сенешаль Каркасона укрепляет замок от имени французского короля.


Лестница к воротам. Крутая и простреливаемая. Кроме как по этой тропе попасть к воротам замка почти невозможно. А по ней почти невозможно попасть к воротам замка живым.

Дорога к замку от Каркасона, как уже упоминалось, крайне живописна и проходит по ущелью реки Од мимо маленьких городков и деревень. В одном из них остановились в супермаркете ради сидра, хамона и сыра и были вознаграждены музыкально. В аквитанских песнях, как и в традиционных французских мы не сильны, в сердце все время звучали песни бретонские. Которые услышать в этом южном краю не было никакой надежды. И вот заходим мы в этот самый супермаркет в маленьком придорожном городке в предгорьях Пиренеев, а там на весь зал звучит чудесные бретонские Tri martolod (см. запись в начале поста). Эта песня задала настроение всего дня, сделав восхитительный край еще более чудесным.


Счастливые участники концессии. Воздаем благодарность Фее Перекрестков и Демону Путей.

Добытым сидром, хамоном и сыром отобедали в самом замке. Ровно мушкетеры в редуте при осаде Ла Рошели. Только пули не свистели. Зато свистел и выл ветер в старых камнях старого замка.



Во время альбигойских войн французы и католики были совершенно беспощадны. Убивали всех. Но в то же время катары сами во множестве всходили на костер. Согласно одному из положений катарсизма, наш мир создан отнюдь не Богом, а скорее Дьволом, чтобы исказить замысел доброго начала. Чтобы извратить созданные им светлые души. Ну не может добрый бог нести страдания созданным им людям. Зато Сатана может и его тщанием этот мир полон соблазнов, греха и страдания. Люди могут стремиться к чистоте и просветлению, приближаясь к Богу шаг за шагом. А пока не приблизятся, воплощаться раз за разом в этом мире.
Есть и иная трактовка этого положения – известно, что в рай и ад распределят лишь на Страшном суде. А до Страшного суда души умерших попадают куда? В чистилище. Чтобы иметь возможность проявить себя и получить-таки распределение туда или сюда. Собственно, наш мир и есть чистилище. Мы умираем и снова попадаем сюда. Такое необыкноенное учение о реинкарнациях внутри христианства.
Благодаря ему катары не боялись умирать. Шли навстречу новому воплощению.
Впрочем, те, кто мог держать в руках оружие, не стремились его выпустить. В округе Пиюилорана еретики продержались пару десятков лет. Впрочем, катарская партизанщина была лишь маленьким эпизодом в жизни этого замка. Основу дошедшего до нас замка заложили для охраны троп с той стороны Пиренеев в Финуед.


Вот эта долина как раз ведет в Финуед.

Потом были альбигойские войны и укрепление замка французским королем против Арагона. Потом затишье и забвение. Благодаря которому замок и уцелел.



Большой, пустой и крайне атмосферный.



В летнее время тут все цивильно, можно приехать и отдать малую мзду на поддержание замка. Мы же были зимой. После дождя выглянуло солнце, но все-таки это такая местная зима.



Зато кругом – ни души. Только ветер и горы. Не было дажа смотрителя в домике у начала дорожки к замку, пришлось перешагнуть через цепочку и по бору с ботаническими табличками подняться на вершину горы совершенно бесплатно.



Наверху – ветер, воля, горы и старые камни.


Замок стоит на самой вершине скалы, выше только небо. Впору почувствовать себя пилотом.



…или просто медитировать. Так же, должно быть, медитировали и солдаты короля Франции, караулящие со стен замка тропы, ведущие из Арагона в Аквитанию… что еще остается, когда служба выпала в диком и пустом краю, где нет ничего кроме гор, леса и неба?



Отсюда мы повернули к Тулузе. Мимо Перепейтуза и Фуа, мимо маленьких городков и тесных долин, где центром жизни является кафе при заправке, на которой собирается местное общество чтобы поиграть в карты. Большие такие карты, чтобы лучше видеть.



У Фуа выехали на автостраду. Настроение дороги кругом резко поменялось. Региональные дороги не позволяют ехать быстро, зато берегут такие сюрпризы как стены ущелий, тесные улочки деревень, дедов в кафешках и песни в магазинах…



Кликабельно

Дальше, коротко про Тулузу.

Предыдущая часть: Каркасон
Начало истории – Авиньон и мост Пон-дю-Гар
Технические подробности поездки: гостиницы, билеты и все остальное


Что еще можно почитать









Tags: Аквитания, Франция, забугорье, ненаше, отпуск
Subscribe
promo obmorock may 17, 2004 15:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
промо-блок свободен
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments